События

Что прикажете Джавахку: "огрузиниться" или "разармяниться"?

Президент Грузии вместе с женой Сандрой Рулофс и послом США Джоном Бассом катались по новой дороге, которая напрямую свяжет Тбилиси с регионом Самцхе-Джавахети. Именно там и проживает основная часть армянской общины Грузии. Эта трасса протяженностью 224 километра, функционировавшая в советское время, была полностью разрушена, но теперь восстанавливается. И американский посол неслучайно сидел в одном джипе с Мишей: дорога построена на деньги Вашингтона.

Она открывает много новых возможностей. Например, вдоль трассы есть красивые озера, куда тбилисцы теперь смогут выехать на пикник. А джавахкские армяне быстрее доставят картошку - единственный продукт местного производства - в Тбилиси. Власти заинтересованы в том, чтобы армяне из беднейшего региона страны как-то зарабатывали себе на кусок хлеба. Но шовинизм никуда не делся: в Грузии очень ревностно относятся к естественному желанию армян - быть армянами.

Пока Саакашвили обкатывал новую трассу, в столице республики прошла конференция "Армянское общество в Тбилиси: проблемы и перспективы". Выступая там, заместитель министра по реинтеграции и правам человека Елене Тевдорадзе открыто заявила о том, что Армянская апостольская церковь в Грузии признана не будет. Другие участники напомнили ей о всеобщем праве на свободное вероисповедание. И она, покидая зал, в сердцах бросила: "Мы не дадим Эчмиадзинской церкви в Грузии статус, потому что та Армянская апостольская церковь, которая существует в Грузии, это так называемый филиал. Еще раз: Эчмиадзинскую церковь в Грузии мы не признаем". И закрыла за собой дверь.

Церковь - самый болезненный для грузинских армян вопрос. Епархию армянской Церкви там не признают, а ее прихожан всячески пытаются "огрузинить". За последние два года армянским храмам в Тбилиси не раз грозило уничтожение. Больше всего не повезло древнему Норашену: он находится в самом центре Тбилиси, где что-либо иноземное, с позиции грузинского национализма, не имеет права на существование. И вот храм, построенный в XV веке и с тех самых пор являвшийся армянским, в 1989 году вдруг был объявлен грузинским.

Потом это решение материализовалось: священник расположенной поблизости грузинской церкви пригнал бульдозер, с помощью которого перетащил могильные плиты с надгробий меценатов Тамашевых, покоящихся здесь более сотни лет. Он приложил все усилия, чтобы изменить лицо древнейшего армянского памятника Тбилиси. За несколько лет были повреждены или уничтожены многие элементы интерьера церкви - алтарь, настенные росписи, фрески, двери с эпитафикой.

Разгневанные тбилисские армяне заставили отца Тариэла (так звали этого священнослужителя) вернуть могильные плиты назад, справедливо полагая, что он может запросто их разбить - как память об армянском следе в истории этого храма.

Для армян церковь - основа идентичности. Но в Грузии этого пережить не могут. Из двадцати шести церквей в Джавахке ни в одной не проходят службы. А для решения вопроса о принадлежности четырех армянских церквей в Тбилиси создана специальная армяно-грузинская комиссия. Но Министерство культуры Грузии, на балансе которого находится Норашен, уже запретило проводить в нем службы.

Антиармянская кампания в Грузии не прекращается никогда, но иногда перерастает в истерию. Питает ее обида на армян Абхазии, поддержавших в войне 1992-1993 годов абхазскую сторону. Они взялись за оружие после серии погромов в их селах, которые устроили боевики и уголовники из грузинского формирования "Мхедриони". Жертвами стали десятки людей. Пытки, которые пришлось пережить армянам, не снились даже гитлеровцам.

Отряд участвовавших в войне абхазских армян назывался батальоном имени маршала Багрямяна. Этим именем в Грузии пугают до сих пор непослушных детей. А бойцов батальона вкупе со всеми их соотечественниками, проживающими в Абхазии, обвиняют в предательстве, категорически не доверяют и считают способными выстрелить в спину.

Армяне составляют всего 5,7 процента населения Грузии, но Тбилиси страшно боится их усиления. Перед приходом Саакашвили к власти в Джавахке была революционная ситуация. Лидером местного политического поля было сепаратистское движение "Вирк", требовавшее предоставления автономии. Его руководители говорили, что регион кормится за счет картофеля, дающего здесь большие урожаи, и российской базы, с которой так или иначе было связано все трудоспособное население города Ахалкалаки - центра грузинского армянства. Базу в 2005 году вывели, осталась одна картошка.

Саакашвили, став президентом Грузии, пообещал хорошие дороги и закупку тех самых урожайных корнеплодов для нужд грузинской армии. Более того, он выбил почву из-под ног местных сепаратистов, устроив многих молодых армянских активистов в органы власти. Но тогда никто не знал, что это подстава. Им не дали никаких рычагов реальной власти и втянули в несколько коррупционных схем. В результате местные армянские лидеры потеряли доверие населения. А власти выкинули их на обочину, заменив чиновниками грузинского происхождения.

Сегодня в Джавахетии все та же нищета и беспросветность. Регион не участвует даже в тех экономических проектах, которые финансируют иностранные организации и государства на территории Грузии. Местным крестьянам не дают кредиты, и лишь редкие НПО на гранты международных структур учат здешних жителей правам человека.

На тбилисской конференции армянской диаспоры были озвучены все проблемы общины - религия, родной язык, изучение государственного языка, образование, отсутствие кадров. Несмотря на предельно напряженную атмосферу в зале, армяне сохранили тактичность. Выпадов в адрес властей не было. А вот власти вряд ли пойдут общине навстречу. Армян в Грузии своими не считают.