События

Страна Души говорит на двух языках

"Приходити пить кофя пака рибенак спит принисите сахар" - такие СМСки мне приходили часто по вечерам от соседки, которая звала нас пить вечерний кофе. Эта молодая женщина закончила русскую школу. Более того, русский для нее - единственный разговорный язык. Но правильно писать ее никто не научил.

Если вести с ней беседу "за жизнь" в течение десяти-пятнадцати минут, то кажется, что русским языком она вполне владеет. А в разговоре на любую отвлеченную тему выяснится, что ее словарный запас сильно ограничен. Она говорит по-русски так, как будто у нее есть в запасе еще один язык, причем родной. Однако своим родным абхазским языком она владеет еще хуже.

"Наша большая беда в том, что выросло целое поколение, которое в принципе не владеет в совершенстве ни одним языком. Молодежь, которой сейчас 15-30 лет, особенно в сельской местности, перешла в общении на русский язык, утратив практику повседневного общения на родном языке, - говорит сотрудник Фонда развития абхазского языка. - Но их русский находится на примитивном уровне, его возможности используются максимум на треть. Дома ведь старшие не говорят по-русски, а в школах никто не считал нужным уделять внимание изучению русского языка".

Этот педагогический пробел возник в 90-е годы, когда после войны и из-за блокады система образования в Абхазии оказалась в состоянии коллапса. Сейчас ситуация изменилась, но проблемы остались.

20 ноября в республике открылась Неделя русского языка. Группа российских ученых проведет тренинги, семинары и поделится новейшими методиками и технологиями обучения. Их задача - направить преподавание русского языка в нужную колею.

Но тут есть еще одна проблема: в абхазских школах скоро не останется учителей русского языка. Пока преподавание держится на старых советских кадрах, но они уходят. В этом году на отделение русского языка педагогического факультета Абхазского госуниверситета поступило семь человек, а выпускников было всего пять.

Преподаватель АГУ Глория Гурцкая констатирует - уровень абитуриентов очень низкий. "Когда мы обращаем внимание на ошибки, студенты говорят: у нас не было уроков русского языка. Что я могу от них требовать?" - сокрушается она. И сильно сомневается в том, что кто-то из окончивших вуз трудоустроится по специальности, в школы.

"Среди них очень мало тех, кто захочет работать. Зарплата учителя, даже при условии надбавок в сельских школах, не дотягивает до пяти тысяч рублей. Мы знаем, что дипломы наших выпускников так и будут пылиться на полках университетского архива", - говорит преподаватель кафедры русского языка в Абхазском университете.

О том, усилились ли позиции русского языка после войны, в республике однозначного мнения нет: на этот счет идут споры. Скорее всего, как был русский язык основным языком общения в советское время, так и остался сейчас. Но есть существенное отличие от прежних времен: он проник в деревню, которая раньше в повседневной жизни всегда говорила по-абхазски.

Языковая карта Абхазии вообще сильно изменилась после войны. Ушел грузинский, сильно сократился ареал распространения мегрельского - а это два основных языка, которые были в ходу у грузинской общины. А вот русским она почти не пользовалась, в отличие от других общин, всегда хорошо его знавших.

Но сегодня для Абхазии приоритет - усиление позиций абхазского языка. С одной стороны, сфера его применения сильно расширилась. С другой, мигранты из сельской местности неожиданно стали переходить на русский язык, причем довольно быстро.

Шамиль Адзинба, заместитель председателя комитета по делам молодежи, выходец из Аджарии, где одновременно говорили на трех языках - русском, абхазском и грузинском. Он считает, что нужно одновременно повышать качество изучения и русского, и абхазского языка: "Перекосы в этом деле опасны. Если позиции русского языка будут усиливаться на фоне упадка абхазского, то это все может привести нас к Прибалтике. Нам надо подумать, как сделать так, чтобы оба языка хорошо преподавали".

В составе российской делегации, которая работает сейчас в Абхазии, Наталья Ковалева - доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка МГГУ имени Шолохова; Марина Литоропова - кандидат педагогических наук, Нина Романова - доктор педагогических наук, профессор и Дарья Миляева - специалист Центра международного образования РосНОУ. Вчера они встретились с министром образования Индирой Вардания. Речь шла о том, как внедрить новые, современные методики обучения русскому языку в абхазский образовательный процесс.

К открытию Недели была приурочена презентация книг различных российских издательств, в том числе учебной литературы, адаптированной для нерусских школ. Сегодня и завтра в рамках "Дней русского языка" в Абхазском госуниверситете состоятся научно-практическая конференция "Русский язык - духовный и культурный собиратель народов", презентация современных образовательных программ и семинар по повышению квалификации преподавателей русского языка.

Но пока ученые делают первые шаги к внедрению новых стандартов изучения русского языка, на улице происходят совсем другие процессы. Это формирование некоего "абхазского русского". Уровень владения русским падает, а абхазский пока еще очень далек от того, чтобы заменить его в роли языка межнационального общения. Манера говорить одновременно на двух языках сильно прижилась в Абхазии. Но ученые этой тенденции не рады. Ведь такое двуязычие объясняется не обширными лингвистическими познаниями и уж тем более не необходимостью, а неспособностью выразить мысли на одном из этих языков.