События

Абхазию ждет таможенная революция

Дословно Бельянинов сказал следующее: "Мы считаем, что таможенное оформление физических лиц на российско-абхазском участке границы не нужно. Ну какое там перемещение идет? Мандарины, орехи, мимоза", - сказал он в среду на заседании Совета Федерации.

По его словам, объемы товаров, которые перевозятся частными лицами через российско-абхазскую границу, весьма незначительны.

Бельянинов прав. Российской экономике несколько тысяч тонн мандаринов или лаврового листа из Абхазии ничем не повредят. А тысячам абхазских крестьян отсутствие таможенного оформления на границе существенно облегчит жизнь.

Псоу - это не просто государственная граница между Россией и Абхазией, это уникальный микросоциум, созданный появлением пограничного шлагбаума там, где его никогда не было. Псоу был знаковым местом блокады 90-х годов прошлого века, потом этот КПП был символом полулегальной границы с непризнанным государством, где царила полная свобода и беспредел. Теперь на Псоу строят современный контрольно-пропускной пункт.

Но формулировка "современный" никак не согласуется с обычаями и нравами постоянных обитателей приграничной зоны, как и со свойственной больше феодальной эпохе практикой перехода границы.

Поведаем в деталях о том, как переходят границу те самые физические лица с мандаринами и мимозой, о которых говорил Бельянинов. Объемы, которыми оперируют частники, настолько невелики, что свой груз люди перевозят пассажирскими автобусами. Выглядит это так: у поворота на какое-нибудь село на рассвете стоит бабушка, груженная баулами. Многочисленные родственники помогают ей добраться только до дороги и сесть в автобус. Когда подъезжает транспорт, бабуля грузит сумки с тележками в автобус и отъезжает. Потом она выгружается на Псоу и начинает тяжелое продвижение в сторону границы. Она такая не одна. Таких сотни и тысячи в сезон цитрусовых или позже, когда вывозят мимозу. Все эти люди, перегруженные ящиками, хотят перейти границу только с одной целью: на российской стороне Псоу товар стоит в половину дороже, чем на абхазской. Но для того, чтобы его там продать, им необходимо выстоять очередь перед абхазской таможней, где с них взыщут пошлину, потом перейти пограничный мост, а потом выстоять еще одну очередь - теперь уже на российской стороне, как правило, многочасовую. Здесь частники также оплатят несколько разных сборов, и только после этого они свободно могут идти на приграничный рынок и сдавать товар. Мы описали оптимистичную картину развития событий. Но часто бывают непредвиденные ситуации - когда какой-то товар вывозить нельзя, когда таможенные пошлины на какой-то другой товар повысились. В общем, в итоге вся эта челночная деятельность - череда унижений и взяток.

Челноки на Псоу - это целое социальное явление. Как правило, это женщины, которые провели в боях с конкурентами, таможенниками и пограничниками многие годы. Тысячи женщин занимались этим нелегким бизнесом, перевозом даров природы на российскую сторону границы, с середины 90-х годов. Почему женщины? Потому что мужчинам в те годы было запрещено переходить границу. Эти женщины были кормильцами в своих семьях, и было время, когда эта каста в Абхазии считалась самой обеспеченной. Времена изменились, но многие по инерции и сегодня проводят дни и ночи на пограничном мосту.

Впрочем, многим крестьянам и сегодня выгодно продавать товар на российской границе. Пример: на рынке в Сухуме в прошлом сезоне килограмм мандарин стоил 20 рублей. На абхазской стороне границы - 30 рублей, а на российской - 50. Разница в ценах говорит сама за себя. Люди предпочитают мучиться на границе, давать взятки, но перейти мост и продать товар по более приемлемой цене.

Когда намерение руководителя Федеральной таможенной службы РФ об отмене таможенного оформления частных грузов воплотится на бумаге, все эти люди смогут проходить границу не заплатив ни копейки, а значит, не будет и очередей. Все это очень хорошо, тем более что цивилизованных условий для реализации сельскохозяйственной продукции по обе стороны границы так и не создано.

В Сухуме заявление Андрея Бельянинова встретили с радостью. Глава Таможенного комитета Абхазии Саид Таркил сказал, что это очень важно для населения страны, и это важный показатель доверия со стороны российской таможни.

Кажется, по мере приближения Сочинской олимпиады ситуация на российско-абхазской границе начинает меняться. С одной стороны, в этом году идет реконструкция главного моста, и это , особенно в период курортного сезона, создает лишние дорожные заторы. С другой стороны, когда современный контрольно-пропускной пункт будет построен, пробки должны прекратиться.

Впервые за много лет появились реальные подвижки в плане диверсификации способов пересечь границу. Если на протяжении многих лет не было никакого другого варианта попасть из России в Абхазию, кроме как по автомобильному мосту, то теперь, похоже, возобновится полноценное морское сообщение, и уже возобновилось движение по железной дороге.

Из Сочи в Гагру и сегодня можно доехать за полтора часа на катере, заплатив 500 рублей. Но власти России и Абхазии не собираются на этом останавливаться. По заданию Минтранса РФ ООО "Морские транспортные проекты" занимается разработкой концепции развития пассажирских перевозок между портами Абхазии и России и доведения инфраструктуры морских портов Республики Абхазия до уровня, необходимого для приёма пассажирских и грузовых судов. Челнокам, о которых мы рассказали, вид на горы с моря не нужен, но для туристов, теряющих драгоценное время на границе, катер, который за полтора часа доставит их в Гагру или Афон, в самый раз.