События

Ограничение бронетехники не гарантирует мир

1 февраля в Москве прошла встреча замглавы МИДа России Александра Грушко с главой представительства Еврокомиссии в РФ Марком Франко и послами Чехии и Швеции Мирославом Костелькой и Томасом Бертельманом. Они обсудили ситуацию на Южном Кавказе.

Александр Грушко, прежде всего, подтвердил появившуюся в СМИ информацию о возможности размещения на территории Абхазии морских- и авиабаз. Он пояснил, что это необходимо для обеспечения безопасности республики и полностью соответствует плану Медведева-Саркози. При этом добавив, как передает на своем сайте департамент информации и печати МИДа:

«Вооруженные силы Российской Федерации выполнили важную задачу по отражению грузинской агрессии против Южной Осетии. В настоящее время они обеспечивают сохранение мира и стабильности в регионе, являются гарантом неповторения событий августа 2008 года, приведших к серьезным гуманитарным последствиям».

При этом Грушко уточнил, что параметры и условия будущего российского присутствия будут закреплены в отдельных соглашениях «на основе международного принципа согласия принимающего государства».

Что же касается поведения Грузии после конфликта, то российский дипломат выразил озабоченность в связи с наращиванием ее военного присутствия вблизи границ с Абхазией и Южной Осетий, а также фактами провокаций со стороны Тбилиси.

В этой связи Грушко обратил внимание своих европейских коллег на необходимость подписания грузинской стороной юридически обязывающих соглашений о неприменении силы против Абхазии и Южной Осетии. Своего рода пакта о ненападении.

Департамент информации и печати МИДа ничего не сообщает о том, что говорили другие участники встречи. И, прежде всего, как они прореагировали на предложение Грушко.

А вот в Грузии идея о соглашениях вызвала резкую реакцию. 3 февраля на встрече с послом США в Тбилиси Джоном Теффтом глава МИДа Григол Вашадзе, которого цитирует «Росбалт», заявил:

«Грузия ни в коем случае первой не сделает такой шаг. Во-первых, потому, что мы не станем придавать легитимность марионеточным режимам, созданным оккупационными войсками. Во-вторых, Грузия в рамках соглашения от 12 августа (план Медведева-Саркози. - А.Г.) уже взяла на себя обязательство не применять силу и честно его выполняет».

Тут г-н министр явно грешит против истины. И «во-первых», и «во-вторых». Как можно называть марионеточным режимом всенародно и законно избранную власть? И что значит «честно выполняет» на фоне только что прозвучавших, и далеко не в первый раз (в том числе от главы российского внешнеполитического ведомства), утверждений? Основанных, между прочим, на фактах, которые вовсе не тайна для международного сообщества. Да, в буквальном смысле сила не применялась. Но тревога российской стороны вызвана совершенно реальной угрозой такого исхода. Или что, надо «креститься» после того, как «грянет гром»?..

Потому-то и выражает тревогу российский дипломат. Потому и предлагает западным коллегам, включая еврокомиссара Марка Франко, принять меры. Пока не поздно. Вполне корректные, предусмотренные и буквой, и духом, и практикой международных отношений.

И, конечно, прямое нарушение Грузией плана Медведева-Саркози заключается в том, что наращивание ее военного присутствия вблизи границ с Абхазией и Южной Осетий абсолютно противоречит пункту об отводе войск на позиции, которые они занимали до августовского конфликта.

Вашадзе объясняет свое неприятие предложения Грушко еще и тем, что Грузия подписала на днях в одностороннем порядке меморандум с миссией европейских наблюдателей об ограничении передвижения бронетехники в приграничных районах конфликтных зон. Но разве это серьезный довод? Во-первых, современные боевые действия вовсе не исчерпываются применением бронетехники. А во-вторых, насколько известно, в этом меморандуме ни слова не говорится о санкциях в случае нарушения его условий.

В общем, пока совершенно очевидно: Тбилиси всячески стремится избежать эффективного контроля за его «военными маневрами» вблизи обеих признанных республик. И лишнее тому подтверждение - общеизвестный факт, случившийся в конце января. Когда российские военные эксперты, пользуясь правом, предоставленным Венским документом о мерах укрепления доверия и безопасности, вознамерились проинспектировать объекты Грузии. Но допущены на территорию республики не были. Под предлогом срочно объявленного форс-мажора. И с оговоркой: на другие страны эта «непреодолимая сила» не распространяется.

Артем Горбунов