События

Армения балансирует на перекрестке рисков

Уйдет ли Россия из Армении, или оставит ли Армения Россию? В последнее время эта тема стала одной из топовых в армянских экспертных кругах. Наш корреспондент в Армении Аршалуйс Мгдесян анализирует ситуацию.

В последнее время в армянских политических и даже некоторых экспертных кругах участился дискурс о том, что запущен процесс по выдавливанию России из Армении. Чтобы доказать этот тезис, приводятся различные доводы, иногда ссылаются на конспирологические теории и примеры, связанные с предстоящими парламентскими выборами. Мол им Европа (ЕС) уделяет большое внимание, и это может привести к постепенному дрейфу внешнеполитического курса Еревана в сторону Евросоюза.

Некоторые из этих версий, на первый взгляд, могут казаться убедительными, однако это только одна сторона медали, которая не отражает всей полноты картины происходящих в регионе процессов и сложившуюся вокруг Армении политическую конъюнктуру. Чтобы понять суть проблемы, необходимо смотреть на нее шире и копать глубже. Здесь переплетаются такие жизненно важные для Армении факторы, как безопасность, карабахский конфликт, экономика и общественные настроения.

Российский зонтик безопасности

Российское присутствие в Армении в основном носит военно-политический характер, что продиктовано двумя факторами - общая региональная конъюнктура безопасности и глубина военно-стратегического сотрудничества между двумя станами. Что касается первой характеристики, образно говоря, Россия является для Армении "зонтиком безопасности" в конфликтогенном регионе Южного Кавказа, где существуют такие проблемы, как карабахский конфликт с неясной перспективой урегулирования, сухопутная блокада Армении со стороны Турции и полная блокада со стороны Азербайджана.

С этой точки зрения, совсем не случайны такие явления, как военно-стратегические союзные отношения между Арменией и РФ, установленные еще вначале 1990-х годов, тесное военно-политическое партнерство по линии ОДКБ (Армения единственная страна в регионе, которая является членом этой организации), продление в 2010 году срока дислокации российской 102-ой военной базы в армянском городе Гюмри с 25 до 49 лет (там же расположены системы С-300). Излишне даже упоминать о том, что Россия является одной из трех стран - сопредседателей Минской группы ОБСЕ, и российские погранвойска осуществляют контроль над армяно-турецкой границей.

Однако наличие в Армении российской военной базы свидетельствует больше о политическом присутствии России здесь, нежели о военном. С военной точки зрения, база может быть функциональной, если существует общая линия обороны, как это было при СССР. В настоящий момент она оторвана от России, и при возможных политических пертурбациях в регионе могут возникнуть проблемы по ее снабжению, учитывая проблемы в российско-грузинских отношениях после августа 2008 года (кроме того Грузия в 2011 году аннулировала договор с Россией от 2006 года о транзите военных грузов РФ по ее территории в связи с истечением пятилетнего срока его действия), негативное отношение Азербайджана и Турции к этому фактору и обострение ситуации вокруг Ирана.

С другой стороны, не меньше заинтересована в сотрудничестве с Ереваном и Москва, так как Армения - единственная союзная страна в регионе с ясным для Кремля балансирующим между Западом и Россией внешнеполитическим курсом и единственный участник формата ОДКБ. Потерять Армению для России означает потерять весь регион и развязать здесь руки НАТО. В военно-политическом плане Армения и Россия - естественные союзники, и основные импульсы этих союзнических отношений идут из общерегионального антуража безопасности. В обрисованный нами контекст вполне укладывается и заявление армянских властей о готовности обсудить с Россией вопрос размещения на территории страны РЛС. Это, с одной стороны, свидетельство балансирующей внешней политики Армении, а с другой - просто выгодный козырь в руках союзника в разгар переговоров по определению арендой цены РЛС на территории Азербайджана, которую Баку с $7 млн поднял до $300 млн.

Сотрудничество с Европой, как смотрит на это Россия?

Некоторые армянские публицисты в своих ипостасях относительно тезиса выдавливания России из Армении исходят также из того, что в последнее время сотрудничество между Ереваном, Брюсселем и США поставлено на предметную основу и углубляется в различных сферах - оборона, экономика, политика и общественный сектор. А программа ЕС "Восточное партнерство" - единственный интеграционный формат, в котором участвуют все три государства Южного Кавказа.

Бесспорно, "Восточное партнерство" - единственная платформа диалога всех южнокавказских государств. Однако оно пока носит формальный характер, поскольку часто из площадки диалога превращается в платформу взаимных обвинений и углубления противоречий, по крайней мере между Арменией и Азербайджаном из-за карабахского конфликта. Кроме того, работа Европы со странами в рамках этого партнерства все больше смахивает на "торговлю" по формуле - "деньги в обмен на реформы". Более того, законодательные реформы, часто не имплементируются и остаются на бумаге. В целом, "Восточное партнерство" не совсем "восточное", так как в нем не участвует такая восточная страна, как Россия.

В этом вопросе внешнеполитический вектор Армении неоднозначен. Ереван участвует во всех интеграционных процессах как на пространстве СНГ, ЕврАзЭС, так и Европейского союза. Почему? Дело в том, что в таком сложном регионе, где единственными отдушинами для Армении являются Грузия и Иран (особенно Иран со своими проблемами с Западом), несбалансированный и однобокий внешнеполитический курс для Армении равняется политическому суициду. О сбалансированной внешней политике свидетельствует и экономический аспект, где ЕС и Россия являются основными партнерами Армении. То есть и здесь не внутриполитические настроения, а общий региональный антураж безопасности определяет внешнеполитический курс государства.

Именно поэтому Армения, соглашаясь активно участвовать во всех интеграционных форматах, в политико-экономическом плане не берет окончательный курс по примыканию к какому-либо одному региональному или глобальному центру силы, будь то ЕС или только формирующийся Евразийский союз. Таким образом, суммируя можно сказать, что Россия с пониманием относится к партнерству Армении с Западом, точно так же, как и Запад, несмотря на ужесточение санкций против Ирана, с пониманием воспринимает тесные торгово-экономические и политические отношения между Ереваном и Тегераном.

Ахиллесова пята

Традиционно Россия в работе с другими странами, особенно на постсоветском пространстве, в отличие от Запада, проявляет повышенный интерес только к элитам. Общественный сектор не представляет приоритета. Образовавшийся вакуум заполняется довольно быстрыми темпами, так как порядка 90 процентов армянских общественных организаций работают с европейскими и американскими фондами, и лишь отдельные местные НПО получают гранты от фондов российского происхождения.

Известная аксиома - кто дает деньги, тот и заказывает музыку. В данном случае,контактирующие с Западом местные НПО как существенные элементы гражданского общества осуществляют активную деятельность в сфере защиты прав человека (где в Армении немало проблем), таким образом, формируя определенное общественное мнение. Экологические и правозащитные организации, которые набирают оборот в стране, финансируются из Запада. Отдельные же НПО, получающие финансирование из РФ, иногда продвигают такие идеи, которые, мягко говоря, не находят поддержки среди широких слоев общества. Наглядным примером тому послужило создание клубов Путин в Армении, которое равно осудили представители власти, оппозиции и гражданского общества.

Таким образом, общественный сектор - котел, где формируется будущая элита, пока что является "ахиллесовой пяткой" России. В этом плане политику Кремля можно характеризовать как "здесь и сейчас", в то время, как западные страны, активно проводя соцопросы, финансируя общественный сектор, работают на будущее.

Несмотря на вышеизложенные факты, следует отметить, что кто бы сейчас ни был у власти в Армении, исходя из жизненно важных интересов безопасности, может с некоторыми корректировками, в концептуальном плане придерживался бы нынешнего внешнеполитического курса. Ибо вопрос безопасности в конфликтогенном регионе очень принципиален. Как заявил известный американский политолог, профессор университета Беркли, эксперт по России Стивен Фиш: "Россия может стать гарантом мира и недопущения военных действий в зоне карабахского конфликта, что важнее любой американской инициативы в регионе".

Суммируя можно заключить, что в настоящий момент происходит не выдавливание России из Армении, а устанавливается некоторый баланс на перекрестке интересов. Процесс начался со старта тектонических сдвигов интересов в регионе после развала СССР и проникновения сюда "мягкой силы". Наконец, на фоне вышеизложенного говорить о запуске механизма по выдавливанию России из Армении, как минимум, - оксюморон.

Аршалуйс Мгдесян