События

Грузия отмечает совершеннолетие

День независимости празднуется в Грузии не сегодня, а 26 мая. В этот день в 1918 году правительство Грузии во главе с Ноэ Жордания провозгласило независимость. С этим статусом страна прожила до 1921 года. А через 70 лет, 31 марта, на вопрос референдума «согласны ли вы, чтобы на основании акта 26 мая 1918 года была восстановлена государственная независимость Грузии?» по доброй советской традиции большинство населения - 98 процентов - ответило «да».

Как и полагается, к совершеннолетию Грузия повидала многое - взлеты и падения, надежды и разочарование, создание кумиров и низвержение идолов. Обрела ли республика к своему совершеннолетию уверенность и ответственность? Экзамен на эти качества еще предстоит сдать 9 апреля, когда оппозиция выведет на антиправительственный митинг своих сторонников...

Помимо прочего, совершеннолетие - это время мечтаний, надежд на перемены к лучшему. В Грузии на это надеются все. Как и восемнадцать лет назад. Тогда, 31 марта 1991 года, на весенних тбилисских улицах молодежь скандировала «Сакартвелос гаумарджос» (Да здравствует Грузия). Что только не довелось с тех пор пережить грузинам - войны, мятежи, революции. Но в марте 91-го все верили: независимость и свобода означают мир, счастье и благополучие... Спустя 18 лет, можно лишь констатировать, что тот референдум - о независимости - стал последним, когда Грузия была единой, в прежних границах. Проголосовавшие за независимость Грузии абхазы и осетины вскоре потребовали собственной независимости.

Сегодня и 70-летие первого президента Грузии Звиада Гамсахурдиа. Его уже 16 лет как нет в живых. По традиции, об усопших говорят либо хорошо, либо никак. 16 лет - слишком маленький срок для истории, а именно она выявит подлинных героев тех далеких девяностых, которые для Грузии иначе как кровавыми не назовешь. Несколько месяцев спустя после избрания на президентский пост, бывший диссидент, сын грузинского классика - Звиад Гамсахурдиа упразднил автономию Южной Осетии. Прогремела первая югоосетинская война. Грузию накрыла волна национализма. Лозунг «Грузия - для грузин» ударил по многонациональной республике бумерангом, разрушив единство и территориальную целостность.

Грузинские ученые и публицисты Заал Андроникашвили, Георгий Майсурадзе в своей работе «Грузия - 1990: Феномен независимости или неизвлеченный опыт» пишут: «Гамсахурдиа заменил советскую идеологию национальной, хотя не изменил большевистского, а в более широком контексте - тоталитарного, принципа структурирования политического поля. Национальная идеология оказалась единственно возможной формой общественного самосознания в Грузии конца 1980-х годов, и каждый несогласный с ее гамсахурдиевской трактовкой (как, например, М. Мамардашвили) объявлялся врагом нации. Намного более печальным оказался тот факт, что другого видения общества в верхушке грузинских интеллектуалов не оказалось практически ни у кого, кроме Мераба Мамардашвили».

Что ж, диссидента и философа - Мераба Мамардашвили - тогда не услышали. Он негодовал и неистовствовал, каждый раз повторяя, что «свобода - это когда свобода одного упирается в свободу другого и имеет эту последнюю своим условием». В Грузии посчитали, что их национальная свобода важнее прав и свобод и других. Последней попыткой Мамардашвили докричаться до большинства стало обреченное: «Если мой народ выберет Звиада Гамсахурдия, я пойду против своего народа». Против народа пойти он не смог, у него просто не выдержало сердце - оно остановилось прямо в аэропорту.

Грузию же ожидали тяжкие испытания. Да и самого Звиада Гамсахурдиа жизнь не пощадила. У руля страны он продержался 9 месяцев. За это время произошло кровопролитие в Южной Ости, обострилась ситуация в Абхазии, сограждане погрузились в нищету - старые договора, в том числе об экономическом сотрудничестве с другими республиками были расторгнуты, а новые независимая Грузия заключить не успела. Его сограждане погрузились в нищету - старые договора, в том числе об экономическом сотрудничестве с другими республиками, были расторгнуты, а новые независимая Грузия заключить не успела. Бывшие сторонники Гамсахурдиа, возведшие его в кумиры, его же и свергли. Тбилисская война в коне 91-го года унесла жизни 100 человек.

Самому Гамсахурдиа пришлось бежать. 31 декабря 1993 года он скончался при невыясненных обстоятельствах в одном из сел Западной Грузии. Но независимая Грузия уже отреклась от своего первого президента. В феврале того же года его тело было перевезено в Грозный. Реабилитировали Гамсахурдиа и его правительство победители «революции роз». Его именем были названы центральные улицы городов. 28 марта 2007 года останки первого президента Грузии были возвращены на Родину, а 1 апреля похоронены в Мтацминдском пантеоне.

Сегодня сын первого президента - Константин Гамсахурдиа, возглавивший партию «Свобода», - наряду с другими оппозиционерами требует отставки реабилитировавшего его отца Михаила Саакашвили. Так, оппозиционный блок «Альянс за Грузию», который 19 марта начал процедуру плебисцита, обещает сегодня огласить его итоги. Как и «Объединенная оппозиция», Альянс собирал подписи среди населения за отставку Саакашвили. Впрочем, о плебисците, референдуме и прочих атрибутах демократии говорить пока рано. Грузия замерла в ожидании 9 апреля. В этот день оппозиция обещает продемонстрировать властям волю народа.

Хочется верить, что за минувшие 18 лет народ стал мудрее и в состоянии разорвать на сей раз череду трагических закономерностей, о которых предупреждал неуслышанный в свое время Мераб Мамардашвили.

Ирина Пташковская