Тема дня

Апрельские тезисы: «нет» - президенту, «да» - парламентской республике

К середине недели ситуация в Грузии такова: радикальная оппозиция, несмотря на то, что накал страстей многих разочаровал и на акциях протеста с каждым днем все меньше людей, позиций не сдает. Дороги перекрываются, госучреждения пикетируются. Власти демонстрируют выдержку. Ряд невыясненных инцидентов, но никакого ОМОНА с дубинками. Эксперты говорят, что началась проверка на выдержку. Судя по ситуации, победитель определится не скоро. По крайней мере, 15 апреля лидер «Движения за единую Грузию» Эка Беселия заявила, что после праздника Пасхи, оппозиция начнет мобилизовать сторонников и в регионах Грузии.

Между тем Саакашвили предложил оппонентам сесть за стол переговоров и обсудить изменение избирательного кодекса и поправки к конституции об усилении власти парламента. Оппозиция это предложение отвергает. Хотя многие в ее рядах настаивает: Грузия должна стать парламентской республикой. Пойдет ли на это Саакашвили? Насколько подходит парламентская модель правления Грузии, когда политики зачастую не могут договориться? И чего ждать от подобной смены государственного устройства жителям страны? Свою точку зрения корреспондент GeorgiaTimes попросил высказать грузинских и российских аналитиков.

Директор «Центра стратегических исследований Кавказа» Мамука Арешидзе убежден, что для выхода из кризиса Грузия должна перейти на парламентскую форму правления: «И оппозиция и руководство страны оказались в безвыходном положении, и делают радикальные шаги. Я думаю, что с двух сторон должен быть осмысленный подход. Одна сторона должна представить адекватные требования, а другая - дать адекватный ответ. И парламентская республика способна расставить все точки над «i»

Глава центра стратегических исследований и развития, бывший министр иностранных дел Грузии при президенте Эдуарде Шеварднадзе Ираклий Менагаришвили отмечает, что модель парламентского правления - это как раз тема для диалога между руководством и оппозицией. Очевидно, что политическая элита находится в поиске таких форм государственного устройства, где будет соблюден баланс между ветвями власти. Переход на парламентскую модель, по мнению Менагаришвили, вполне реальна. И тут возникает условие - если будет достигнут консенсус. Менагаришвили напоминает оппонентам, что не форма определяет содержание. Введение новой формы государственного правления вряд ли можно считать панацеей. Нужно решить еще множество проблем. В частности, повышать общую политическую культуру и решать экономические задачи. Это, отметил наш собеседник, - проблема всех постсоветских стран. На вопрос - смогут ли в случае установления парламентской республики придти к общему знаменателю многочисленные партии, движения и альянсы, - Менагаришвили ответил, что не может считать себя предсказателям: «Могу лишь выразить надежду, что консенсус будет найден. Хотя подчеркну, переход на парламентскую модель правления - лишь один аспект необходимых реформ».

Один из представителей парламентского большинства Лично Кублашвили считает модель парламентской республики неприемлемой и неэффективной. «Президентская республика оптимальный вариант для Грузии», - цитирует его ВЗГЛЯД. При этом Кублашвили отметил, что власти готовы обсуждать с оппозицией вопрос о переходе от президентской формы правления к парламентской.

Как российские эксперты оценивают возможность превращения Грузии в парламентскую республику? Будет ли это способствовать улучшению отношений с Россией?

Эксперт фонда «Индем», политолог Юрий Коргунюк отметил, что парламентское управление страной возможно, когда можно сформировать большинство в ходе нормальных демократических выборов. При этом надо достигнуть высокого уровня консенсуса. «У меня же, - говорит эксперт, - сложилось впечатление, что с культурой консенсуса в Грузии даже хуже, чем в России. В Грузии борьба идет на выживание. Победитель получает все». По мнению Коргунюка, демократические выборы, как и переход на парламентскую модель для Грузии - перспектива отдаленная, учитывая малую договороспособность политиков всего спектра. Политолог отмечает, что на всем постсовестком пространстве укоренилась именно президентская модель, так как она соответствует менталитету населения этих стран. «Например, Украина сделала шаг к парламентской республике - премьера назначает парламент. Решить политические или экономические проблемы все равно не удалось. Выбор государственной модели и сохранение стабильности зависит от зрелости общества», - резюмирует собеседник.

Заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ Михаил Александров придерживается противоположной точки зрения. Он считает, что парламентская республика - для Грузии оптимальный вариант, так как президентство традиционно приводит страну к единоличной диктатуре. «Парламентская же модель, - отмечает Александров, - гарант диверсификации властных полномочий, когда узурпация власти станет невозможна. Эта модель позволит сбалансировать и внешнюю политику, а не оставить ее в руках прозападной элиты». По мнению политолога, переход на парламентское правление облегчит участь и самого Саакашвили. «Как президент он не уйдет, а парламентская модель сохранит ему номинальные функции и гарантирует его безопасность», - отмечает Александров. Смогут ли лидеры оппозиции и правящего «Национального движения» в случае перехода на парламентскую модель договориться хоть по одному вопросу? На это вопрос Александров прагматично отмечает: будут вынуждены.

Что ждет Грузию, превратится ли она в парламентскую республику? Последуют ли в этом случае ее примеру другие постсоветские государства? Вопросы пока риторические. В любом случае, апрельские события уже вписаны в новейшую историю страны. Хочется надеяться, что эта эпоха переписываться не будет...