Тема дня

Грузия утратила доверие народов, а печалится лишь об их землях

«Грузия не допустит потери своих территорий», - клятвенно заверял в июне 2008 года президент Михаил Саакашвили по телеканалу «Рустави-2». «Последние шаги России - это размораживание конфликтов, которое переходит в опасную стадию. Сейчас идет аннексия территории и начало интервенции. Надеюсь, что это прекратится», - говорил президент, уже вынашивая планы нападения на Цхинвал. И теперь грузинский народ, как показывают опросы общественного мнения, не может простить Михаилу Саакашвили одного - потери территорий. Самым большим поражением нынешней власти Грузии со времен «Революции роз» (ноября 2003 года) опрошенные газетой «Квирис Палитра» в конце 2008 года назвали августовскую войну, приведшую к признанию независимости Абхазии и Южной Осетии.

Вся политическая агитация в Грузии как со стороны правительства, так и со стороны оппозиции строится на лозунгах возврата Сухума и Цхинвала. «Самая большая ошибка Саакашвили - начало войны в Цхинвальском регионе и игнорирование рекомендаций международных организаций, которые касались решения проблем конфликтных регионов мирным путем», - заявляет Саломэ Зурабишвили, лидер партии «Путь Грузии», участвующей в оппозиционном «месячнике» за отставку президента. «Потеря территорий главная причина, из-за которой Саакашвили должен уйти», - цитирует ее GHN. «Движение для справедливой Грузии» на митинге в Тбилиси также ставит эту ошибку нынешней власти на первое место: «Правление Саакашвили это - игра в войну, потеря территорий, игра в вождя и авторитаризм, террор бизнеса, незаконные заключенные». Из уст в уста передается это тяжкое обвинение в потере Абхазии и Южной Осетии среди завсегдатаев клеток-камер на проспекте Руставели.

Агитаторы от власти не остаются в долгу. Лидер партии «Грузинская Политика» Гочи Пипия напоминает: «Большинство этих политических групп являются непосредственными участниками и подстрекателями в деле потери территорий Грузии».

Главный виновник произошедшего пытается реабилитироваться, обещая вернуть потерянное. На церемонии награждения командующего Объединенного штаба Вооруженных сил Грузии Деви Чанкотадзе и командующего ВВС Давида Наирашвили Михаил Саакашвили заявил, что правительство никогда не согласится с потерей своих исконных территории - Абхазии и Южной Осетии. «Сейчас для нас приоритет - мирное развитие, и этот путь приведет нас к победе», - сказал глава государства, вешая ордена Святого Гиоргия на кители «героев» цхинвальской бойни.

Также противоречив был и министр реинтеграции Темур Якобашвили, когда в интервью УНИАН говорил о восстановлении военной мощи Грузии и мирном возвращении в свой состав Абхазии и Южной Осетии. Он считает, что «абхазы ментально гораздо ближе к грузинам, чем к русским». «Как-нибудь на протяжении многих веков мы вместе живем. И ссориться умеем, и как-то миримся. В семье все происходит», - заявляет Якобашвили. Но в том то и дело, что «как-нибудь» не устраивает больше Абхазию и Южную Осетию. Еще в 2006 году, когда о войне в Цхинвале всерьез никто не думал, «Независимое аналитическое обозрение» писало: «Главная проблема Грузии состоит не в том, что она идет на столкновение с превосходящими ее силами, а в том, что она уже проиграла войну, будучи не в силах убедить абхазов и осетин жить с грузинами в мире и дружбе в одном государстве».

В Сухуме и Цхинвале считают, что имперские амбиции, в которых Грузия постоянно упрекает Россию, у Тбилиси выражены гораздо сильнее. Еще в советские годы, пишет сайт «Абхазия.орг», удалось путем массового переселения грузин в Абхазию осуществить настоящую демографическую революцию, в результате которой численность абхазов снизилась до 17 процентов. В республике все абхазские школы были преобразованы в грузинские. Осетины также подвергались активной ассимиляции и в Южной Осетии, и на «внутренних» территориях Грузии. Как утверждает кандидат экономических наук Нодар Каберты, с 1959 по 1989 год официально зафиксированный прирост осетинского населения был в два раза ниже, чем следует из демографических расчетов. Ученый напоминает о политике принуждения смены окончаний в осетинских фамилиях на грузинский лад, и делает вывод, что ежегодно около тысячи осетин ассимилировались с титульной нацией. Естественно, после развала Советского Союза народы, которые в Грузии постепенно теряли самоидентификацию, отказались от подчинения националистически настроенным грузинским политикам. Тем более что первый президент постсоветской Грузии Звиад Гамсахурдия уже в открытую провозгласил лозунг «Грузия - для грузин». Несогласных с этим Тбилиси объявил «сепаратистами» и попытался подавить силой, проложив непреодолимую пропасть между народами. Для восстановления доверия к грузинам потребуются долгие годы, предупреждают абхазские и осетинские лидеры.

Впрочем, о людях в Южной Осетии и Абхазии грузинские власти думают меньше всего. Единственный, кто затрагивает эту тему, - министр по реинтеграции Темур Якобашвили. Но ему это положено по должности. На вопрос УНИАН, как он сейчас оценивает социальную ситуацию в Абхазии и Южной Осетии, чиновный собеседник ответил, что людям «живется плохо». «Особенно в Южной Осетии. Все-таки там была война, было много разрушений, а реабилитация не проводилась... В Абхазии дела тоже не ахти, потому что кризис в РФ аукнулся и в Абхазии... Эта проблема, в принципе, не только абхазская, а глобальная, потому что везде в мире происходит сокращение рабочих мест», - обрисовал ситуацию министр. Так кто ж виноват, что в Цхинвале была война, причем не единственная за последние два десятилетия? И кто виноват, что кризис больно бьет по Абхазии, экономическое развитие которой не обеспечили прежние де-юре власти?

Вся беда в том, что официальное грузинское руководство всегда пеклось лишь об абхазских и югоосетинских территориях, а не о народах их населяющих. И сегодня, оплакивая потерю «исконно грузинских» земель, грузинская политическая элита не может постичь, что главная их утрата - доверие абхазов и осетин. Как говорит пословица, лишившись головы, о волосах не плачут. Точно такое же великодержавное пренебрежение испытывают сегодня на себе азербайджанцы в Квемо Картли, и армяне в Джавахетии. Неужели новейшая история так ничему и не научила тбилисский политический бомонд и он вновь рискует наступить на те же грабли?