en in english ge ქართულად
 
среда, 24 мая 2017
Фото
Тема дня

Смятение духа по Отару Чиладзе

05.10.2009  |  17:01

4168.jpeg «Рождаемся мы, чтобы согрешить, а умираем, чтобы очиститься». Пожалуй, этот афоризм Отара Чиладзе, современного классика, с которым только что простилась Грузия, как нельзя точнее отражает то состояние  духовности, в котором пребывает ныне известная своим гуманным началом великая грузинская культура.

Смятение духа,  которое переживает грузинское общество в постсоветский период, сопровождается  лихорадочным поиском самоидентификации. И здесь первую скрипку была призвана сыграть гуманистическая грузинская литература с ее духовными поводырями.

Отар Чиладзе был одним из них. Он родился в 1933 году и уже в 17 лет всерьез занимался литературой. За свои произведения писатель удостаивался премий имени Ильи Чавчавадзе, Шота Руставели и других. В 1999 году автор был выдвинут на соискание Нобелевской премии за свой роман «Авелум».

Читателям хорошо известны его романы «Шел по дороге человек», «Всякий, кто встретится со мной», «Железный театр», «Мартовский петушок» и самый последний и, наверное, самый спорный роман «Годори».

«Годори» - безусловное событие не только в грузинской литературе, но событие это с горьким привкусом. Даже у Гарсиа Маркеса в эпическом романе «100 лет одиночества» нет такого экзистенциального копания в колумбийской истории в поисках злодеяний американской «Юнайтед фрут», сколько его находишь в новой и новейшей истории Грузии, интерпретированной в романе-мифе Отара Чиладзе.

В свое время Чиладзе переводил на грузинский Пушкина и других русских классиков. А в конце жизни взял, да и написал роман-миф, в котором русофобия получила неожиданное, свойственное только литературной образности Чиладзе, философское осмысление.

 «...Наши несчастные цари очнулись только тогда, когда их страну, расползшуюся на лоскутья при грузинском Александре Первом, собрал воедино русский Александр Первый, причем собрал во чреве великой империи... дабы впоследствии Грузия явилась миру исключительно из ее заднего отверстия...».

Роман этот, пусть и русофобский, был, тем не менее, издан в «недемократической» России.

«Годори» был переведен на русский язык другим грузинским писателем, который живет в России, и к которому, вероятно можно отнести такие слова из «Годори»: «Московская колония... Мы, грузины, своей волей не возвращаемся... Мы мазохисты. Нам нравится мучить себя ностальгией. Украсим свое эмигрантское жилище на грузинский лад - тушинским ковриком, мингрельским чонгури, шрошской глиняной утварью - и кричим со слезами на глазах: вот чего нас лишили, вот как мы возлюбили здесь то, чего не любили там...».

Это литературный укор Отара Чиладзе неправильным грузинам, тем, кто почему-то жил, живет и хочет жить в России, надеясь однажды сокрушить «новую берлинскую стену» отчуждения, которую возвел между двумя братскими православными народами выпускник американского университета, поддержанный историко-духовными исканиями магического реалиста Отара Чиладзе и других грузинских писателей.

Итак, в «Годори» - Россия и русские - абсолютное Зло. И, к сожалению,  это не только литературные аллюзии талантливого писателя. Вот несколько выдержек из его последнего интервью одной из тбилисских газет.

«Войну, которую мы назвали «двухдневной», начал Петр I - наш просвещенный царь Вахтанг Шестой поверил обещанию Петра вместе победить Персию и в итоге оказался наедине против разъяренного персидского льва... То, что произошло в августе, ничего более чем двухдневный отрезок трехсотлетней войны, этим ничего не началось и ничего не кончилось». 

«И враги, и друзья будут считаться с нами до тех пор, пока мы боремся. Поэтому, первым долгом, мы должны осознать, что вовлечены в трехсотлетнюю войну, и августовский конфликт только эпизод этой войны. Она началась давно, и одному Богу известно, когда и как закончится. 
Просто эта необъявленная ползучая война еще раз проявилась и стала очевидной для всех, может, из-за небрежности, неосмотрительности или нетерпения, а может - сознательно. Российско-грузинские отношения с самого начала протекали так, что без войны наше сосуществование невозможно представить... Правда, на данном этапе, по ряду причин, мы оказались явно не готовы к свободе, но если хотим спастись, должны как-то довести этот процесс до конца».

Теперь понятно, кто подпитывал красноречие Михаила Саакашвили, который не скрывал в свое время, что  намерен сражаться «до последнего грузина».

Очень жаль,  что деятели грузинской культуры, начиная с 90-х годов, находятся под дурманом демагогических песнопений политических авантюристов. Никто в России не посягал на свободу грузинского народа. Но когда сама Грузия посягает на свободу других народов, что тут скажешь?

Война - с абхазами. «Самая бессмысленная, которую сам черт уже не разберет, кто начал и для чего». Но воевать надо, считал писатель. Потому что, «и враги, и друзья будут считаться с нами до тех пор, пока мы боремся».

1
 2

Код для вставки в блог
Добавить в: Добавить в memori.ru Добавить в vaau.ru Добавить в news2.ru Добавить в myweb2.search.yahoo.com Добавить в slashdot.org Добавить в technorati.com Добавить в Magnolia Добавить в Livejournal Добавить в Reddit Добавить в Google
Постоянная ссылка :
Топ видео  
 
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Система Orphus
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100