Тема дня

Саакашвили понесло

GeorgiaTimes попытались ответить директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков и президент Грузинского фонда стратегических и международных исследований Александр Рондели.

Судя по всему, Саакашвили решил совместить работу президента и прачки. Оказывается, все время, что грузинский лидер находится у власти, он пытается отбелить экономику страны и накрахмалить ее, чтобы смотрелась бедненько, но чистенько среди европейских экономических полотнищ? По крайней мере, именно так он и заявил на встрече с сотрудниками министерства финансов. При этом, Саакашвили считает, что у него это неплохо получается:

"Главное, мы достигли того, что экономика Грузии отбелилась, и отбеливается... У нас государственный аппарат намного хуже, чем мы должны иметь, однако в постсоветском пространстве мы одни из первых. Хорошо, что управление госаппаратом переводим на электронную систему. Практически, прекратится беготня документами и бумагами, будет исключена фальсификация, все будут пользоваться компьютерами... это важно, чтобы система стала чистой и эффективной, а ее работа более прозрачной...Это произошло впервые на постсоветском пространстве, и к нам приезжают из Молдовы, Украины, и других развивающихся стран для того, чтобы изучить наш опыт - и нас надо поздравить с этим".

Действительно, очень хороший проект. Но хотелось бы задать такой вопрос: какого вида взаимодействия будет этот электронный государственный аппарат - G2C, G2B, G2G или G2E? Или автор слишком далеко заглядывает в модернизацию Грузии? На данный момент не существует ни общей концепции электронного правительства, ни даже инструмента по оценке его эффективности, а есть только набор неких общих требований. Поэтому как-то смешно говорить о том, что кто-то собирается перенимать электронный опыт Грузии, когда и опыта как такового не существует.

Кстати говоря, на постсоветском пространстве уже давно действует система электронного правительства. Как ни странно, находится она в России (республика Татарстан и Свердловская область) и в Казахстане. Конечно, Михаил Саакашвили об этом упомянуть забыл. Простим ему незнание таких фактов и желание быть первым.

Вопрос состоит в следующем: как подобное нововведение будет способствовать росту экономики?

Василий Солодков не считает, что внедрение информационно-коммуникационных технологий является панацеей для искоренения коррупции и так же, как и автор, не совсем понимает, как собирается грузинский президент держать вместе и мух, и котлеты:

- Если процесс принятия тех или иных решений становится понятным, тогда реформа имеет место быть. Но бывает и так, что вводя подобную систему, можно получить обратный результат, способствуя увеличению коррупции и принятию теневых решений. Но из заявления грузинского президента мне непонятно, каким образом искоренение коррупции может способствовать развитию экономики.

Чуть лучше в словесном потоке президента Грузии лавирует Александр Рондели. У него есть своя интерпретация слов Михаила Саакашвили:

- Я думаю, что его надо понимать в том плане, что у чиновников будет меньше возможности принимать решения в пользу себя. Таким образом, будет уничтожена возможность коррупции, и чиновники не будут выполнять посреднические функции, а они любят этим баловаться. Уровень экономики частично поднимается, потому что в правительстве будут приниматься рациональные решения и никто не станет гробить инициативу. Кроме того, чиновники перестанут требовать у инвесторов свою долю. Потому что очень часто инвесторы бегут от них или отказываются приходить, потому что пронырливые госслужащие хотят их ограбить. Упор на это был сделан, по-моему.

Кроме того, упор был сделан и на работников таможенной службы. Грузинский президент призвал их к лояльности и отсоветовал проводить обыск среди туристов.

"Когда вы ездите в Европу, вас или ваш багаж кто-нибудь обыскивает? Тогда мы что - негры, или почему себя ведем как дикари ... Пока подобные питекантропы будут работать на таможне Грузии, страна не будет развиваться", - не унимался Саакашвили, распекая эту службу на встрече в министерстве финансов. Он даже не заметил в запале, как разом оскорбил и целую расу, и несчастного ископаемого человека. Представляю, как могла бы бушевать африканская диаспора во Франции, узнав, что темнокожие европейцы только и годятся, что "шмонать", простите, по чужим карманам. И, тем не менее, как сопоставить, обыск на таможне и развитие экономики?

Александр Рондели и здесь помог автору вникнуть в суть заявления, данного грузинским президентом:

- Я думаю, что у нас таможня работает лучше, чем раньше. И лучше, чем все страны СНГ, но, видимо, президент считает, что можно сделать еще лучше. Потому что провинциальный подход еще есть, он хочет сделать страну привлекательной, чтобы в нее легко можно было входить. А ведомство, конечно, хочет остаться при своих позициях и мучить людей, не делая границы максимально прозрачными. Для всех должен быть один подход, но туристы и бизнесмены должны чувствовать, что попадают в дружелюбную страну.

То есть, Михаил Саакашвили имел в виду снижение таможенных пошлин и лояльное отношение к туристам для привлечения инвестиций в свою страну, чтобы развивать отдельные сектора экономики?

Витиевато выражаетесь, господин президент. Но Остапа уже несло: "После 2008 года мы были всеми перечеркнуты и тут нечего скрывать. Даже мой друг Качиньский говорил мне, что Грузия развалится, однако из всемирного экономического кризиса наиболее легко выходим именно мы",- продолжал гордиться достижениями своего государства президент Грузии.

Безусловно, любовь Саакашвили к своей стране ясна и понятна. Но необходимо осознавать, что желания не всегда совпадают с возможностями, иначе как понять это высказывание? Откуда у главы государства такие сведения, что страна вообще выходит из кризиса?

- Если она и выходит легче, то только потому, что была огромная помощь от международных организаций и стран-доноров в размере нескольких миллиардов долларов. Это помогло нашим банкам не свалить всю экономику. Если учитывать эту помощь, то тогда не с легкостью, но... выкрутились, скажем так. Во всяком случае, пока. И это - удел бедных стран, - с трудом переводит на человеческий язык слова Саакашвили президент Грузинского фонда стратегических и международных исследований Александр Рондели.

Неужели Михаил Саакашвили хочет сделать свою страну богатой, благодаря электронным чиновникам и прозрачным таможенникам? А как же развитие частного предпринимательства, снижение налогов, агрессивная политика приватизации, упрощение выдачи лицензий на ведение бизнеса? Где все эти проекты? Почему буксуют? Потому что глава грузинского государства считает приоритетными совсем другие направления?

Сдается, скоро каждому, кто хочет услышать мысли Саакашвили, нужно будет выдать миелофон, чтобы понять, какой на самом деле смысл прячет за своими словами грузинский президент. Иначе создается впечатление, что он и сам не понимает, о чем говорит.

P.S. Для того, чтобы лучше понимать главу грузинского государства, редакция составила небольшую выдержку цитат из известного произведения Ильи Ильфа и Евгения Петрова, персонаж которого чем-то напоминает Михаила Саакашвили:

"Мы пойдем по дороге, залитой солнцем..."

"Командовать парадом буду я"

"Не надо оваций! Графа Монте-Кристо из меня не вышло. Придётся переквалифицироваться в управдомы!"

"Радикально черный цвет"

"Пилите, Шура, пилите! Они золотые!"

"Что вы на меня смотрите, как солдат на вошь? Что вас удивило?"

"У нас хотя и не Париж, но милости просим к нашему шалашу"