Тема дня

Скудный бюджет = заоблачные амбиции

Рассмотрение госбюджета Грузии в парламенте запланировано на сегодня. Ожидается, что депутаты обсудят вероятное сокращение административных расходов министерств. На сэкономленные деньги, как и в прошлом году, планируется расширить финансирование инфраструктурных проектов. Вместе с тем, власти страны считают, что превышение расходов бюджета над его доходами не должно составить более семи процентов.

До сих пор неясно, будет ли в главном финансовом документе республики пункт о покрытии внешних долгов, которые уже практически равняются годовым расходам страны - 3,6 миллиарда долларов. Как известно, в прошлом году правительство планировало отдать международным кредиторам порядка 100 миллионов долларов, но, похоже, раздачу долгов решили спустить на тормозах.

Некоторые грузинские экономисты, впрочем, говорят о том, что объем внешнего долга страны пока не приблизился к критическому пределу. «Он составляет примерно 31-32 процента ВВП, - заявил Бизнес-Грузия эксперт Центра исследования экономических проблем Шота Мургулия. - У критического предела страна будет тогда, когда внешние обязательства превысят 50 процентов от ВВП».

В свою очередь, член грузинского фонда стратегических и международных исследований Владимир Папава отмечает, что в настоящее время сократить объем внешнего долга в принципе невозможно из-за того, что экспортный потенциал Грузии не очень развит. «Импорт в четыре раза превосходит экспорт, поэтому на данном этапе внутренних возможностей страны для того, чтобы начать сокращать внешний долг, нет», - сказал Папава.

Получается, что в грядущем году мы можем ожидать от грузинской экономики лишь роста внешнего долга и, соответственно, дальнейшего падения ВВП. Только за прошлый год последний показатель сократился почти на четыре процента, хотя в 2008-ом был замечен его рост. Невольно задаешься вопросом: какие тогда задачи призван решить бюджет-2011? На эту тему корреспондент GeorgiaTimes говорил с грузинским экспертом по экономическим вопросам Гиоргием Хухашвили и его российским коллегой, экспертом Института стратегических оценок и анализа Сергеем Демиденко.

Хухашвили: Как правило, ни в одной стране бюджетных денег не хватает. С другой стороны, сегодня Грузия стоит перед серьезными социальными и экономическими рисками, дефицит денег будет большой. Кроме того, проект госбюджета пока есть лишь на бумаге, его еще надо реализовать. С этим тоже могут возникнуть проблемы. Что касается самой суммы в четыре миллиарда долларов, то тут тоже придется тяжело. На фоне серьезных инфляционных процессов те риски, о которых я уже сказал, возрастают, и нужно выделять еще большие деньги. Думаю, обсуждение бюджета будет напряженным.

Демиденко: На мой взгляд, суммы в четыре миллиона для Грузии вполне достаточно. Если сравнивать этот бюджет с бюджетами каких-нибудь центрально-азиатских республик, эта цифра выглядит даже внушительно. Ну, а если сравнивать с Россией, Белоруссией и Украиной, то это, конечно же, мизер. Но это, вполне вероятно, тот мизер, который Грузия может себе сейчас позволить потратить на реформы. Все-таки социально-экономическая ситуация в республике остается достаточно сложной. Все зависит от того, куда пойдет большая часть бюджета, от политической воли и экономической смекалки в выборе приоритетов. Если государственные средства также будут тратиться на военные проекты, то, конечно, о серьезных преобразованиях говорить бессмысленно. Если же власти Грузии сумеют выдержать золотую середину, тогда, возможно, по каким-то отраслям ситуацию можно и продвинуть. Это вопрос политического менеджмента.

Может ли бюджет пополниться новой материальной помощью Запада и инвестициями?

Хухашвили: Исходя из сегодняшней политической конъюнктуры, ожидать крупного донорства не стоит. Да, будут какие-то мелкие транши, но того, что было в 2008 году, когда Грузии дали кислородную подушку, я не ожидаю. Но нынешние вливания не могут сыграть решающую роль в выполнении бюджета и тех задач, которые стоят перед государством. Если говорить об инвестициях, то ситуация здесь тоже непростая. Кроме социальных рисков, есть и политические. Эти риски будут лишь увеличиваться, причем они зависят как от внешних, так и от внутренних факторов. В целом этот год будет для Грузии тяжелым. Я не исключаю, что он может оказаться знаковым для республики. Более того, я полагаю, что уже на следующий год придется пик экономического кризиса для страны.

Демиденко: Непонятно, кто будет инвестировать в грузинскую экономику, поскольку неизвестно, какой в перспективе будет отдача. Сейчас Саакашвили пытается сделать ставку на туристический сектор, и туда будут направлены все усилия. Но вопрос в том, насколько благоприятная среда для инвестирования иностранных капиталов в этой сфере. Все равно Грузия была и остается частью постсоветского пространства, хочется того Саакашвили или нет. Это и инвестиции, и рынок сбыта. Как бы он ни пытался выйти из СНГ, Грузия настолько плотно интегрирована в Содружество, что если серьезные инвестиции и пойдут, то лишь оттуда. А помощь Запада будет, скорее всего, адресной. Возможно, Грузии будут помогать Соединенные Штаты. И то в военном секторе, поскольку американские инвестиции в туризм и сельское хозяйство Грузии я себе представляю с трудом.