Тема дня

Хитрая Турция укротила Кавказ

Турция, несмотря на всю свою мощь в той или иной степени является проводником интересов НАТО в регионе, считает наш первый собеседник, Владимир Захаров -руководитель Московского Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона.

- Турция ведет на Кавказе очень гибкую политику, которая позволяет ей в той или иной степени дружить и сотрудничать со всеми странами региона. Как ей это удается?

- Анкара ведет, на первый взгляд, противоречивую политику. С одной стороны, она не отреагировала на фактическое упразднение Аджарской автономии, а когда-то это был очень важный вопрос. А с другой, турки не заняли прогрузинскую позицию в ходе войны 2008 года. Российско-турецкие отношения имеют громадное значение, и это первая причина ровности и стабильности турецкой политики в регионе. Во-вторых, хотя Анкара вела военное сотрудничество с Грузией и участвовала в модернизации грузинских вооруженных сил, тем не менее она не была готова позволить Тбилиси развязать новую войну, куда оказалась бы втянута Россия. И достаточно активно воспрепятствовала этому, запретив проход через свои проливы американским военным судам.

- Можно ли назвать Турцию союзницей России на Кавказе?

- Однозначно. Но тут превалирует экономическая выгода. Представьте себе, на конец военного 2008 года товарооборот между двумя странами достиг 25 миллиардов долларов. Это тот уровень, когда для Турции на первом месте в любом случае экономика, и она будет превалировать над дружбой с Грузией, над военным сотрудничеством. Турция была единственной страной, где после событий августа-2008 не началась антироссийская истерия. Всего лишь несколько дней в турецких газетах выходили статьи о "плохой" России и в поддержку Грузии, но потом это прекратилось. Турция справляется с дипломатическими задачами очень умело и ловко. Она сумела не испортить отношения с Россией, и более того, в какой-то степени стать медиатором в урегулировании кризисных ситуаций на Кавказе.

- Турция - страна, которая когда-то контролировала весь Кавказ. Влияют ли ее амбиции и историческое прошлое на сегодняшнюю политику?

- Амбиции остались, но сейчас они уже ни на чем не основываются. Турция не смогла стать центром притяжения для мусульман Северного Кавказа, хотя определенного продвижение все-таки добилась. На Кавказе достаточно много турецких учебных заведений, вплоть до исламских университетов, где преподается, в частности, турецкий язык.

- В Турции проживают крупнейшие в мире диаспоры кавказских народов. Может ли Анкара использовать их в своих интересах?

- Может и использует. Турецкое влияние в Абхазии, например, очень велико - и распространяется через абхазскую диаспору в Турции. Аналогичные процессы происходят на Северном Кавказе. Турецкие абхазы - мусульмане, в отличие от большинства "местных" абхазов - христиан. И именно через них Турция может очень серьезно влиять на абхазскую политику. Вкладываются деньги в молодежь, чтобы она приезжала учиться в Турцию, и не обязательно в исламских университетах, но и в гражданских вузах.

- Сейчас идет ожесточенная борьба за влияние среди черкесских диаспор. Почему мощные черкесские организации Турции в большей степени симпатизируют России?

- Турецкие черкесы более консолидированны и в определенном смысле более развиты, чем их соотечественники в других странах. Они представлены в армии, во власти, у них выходят газеты и книги на родном языке. У них больше связей с исторической родиной, у многих там бизнес, контакты, друзья, родственники. Есть у них связи и с Россией. Тут, я думаю, работает элементарный прагматизм: им выгодны контакты с Россией, и решать свои задачи они могут непосредственно в ней, поэтому и отдалились от радикальной антироссийской риторики.

- Грузия очень жестко реагирует на связи Абхазии с внешним миром. Но при этом в Тбилиси как-то вяло выступают против абсолютно открытой работы турецкого бизнеса в Абхазии. Как Анкара этого добилась?

- Турция вполне может позволить себе не озираться на Тбилиси и не учитывать его особые интересы. А для самой Анкары сегодня важнее отношения с Абхазией, чем с Грузией. У турок существует установка на то, что рано или поздно Грузия станет членом НАТО - через пять, или через десять лет, и там все решено. А вот в Абхазии Турция еще пока не закрепилась, ей только предстоит этим заняться.

Возможно, роль транквилизатора для Тбилиси играет турецкая обходительность. У Грузии с Турцией особые отношения и постоянный диалог на абхазскую тему, поясняет второй наш собеседник - политог Александр Рондели. "Во всяком случае, нас ставят в известность... И видимо, эти вопросы не выносятся на поверхность, на суд общественного мнения", - предполагает эксперт.

- Не так давно шел самый настоящий торг вокруг грузинских церквей на турецкой территории. Анкара готова разрешить восстановление этих церквей в обмен на строительство новых мечетей в Грузии. Не подпортило ли это двухсторонние взаимоотношения?

- Я думаю, что нет. Этому договору сопротивлялась в основном Грузинская церковь, выступила категорически против такого обмена. А власти достигли полного взаимопонимания. Как мы знаем, Тбилиси принял предложения Анкары о строительстве и восстановлении нескольких мечетей на грузинской территории.

- Живущие в Турции северокавказские диаспоры оказывают очень большое влияние на турецкую политику. Однако в Турции проживает и очень многочисленная грузинская диаспора. Почему она остается вне политики?

- К сожалению, а может быть, и к счастью, грузинские диаспоры в основном аполитичны. Хотя в России в последнее время какая-то часть диаспоры проявляет политическую активность. Грузины, живущие в Турции - граждане этой страны, и они знают пределы и возможности своего участия в политической жизни, и требовать от них активности мы никак не можем.

- У Грузии и Турции много общих экономических проектов, например, железная дорога в обход Армении. Как вам кажется, способно ли возможное улучшение турецко-армянских отношений нанести вред Грузии?

- Я уверен, что армяно-турецкие отношения в ближайшее время принципиально не улучшатся, из-за Карабаха в первую очередь. Но сближение Анкары и Еревана никак не помешает Грузии. Возможно, в тактическом плане открытие дорог и границы между Арменией и Турцией несколько ухудшит положение Грузии, но в долгосрочном плане стабильность все же лучше.