Тема дня

Юрий Мечитов: государство реформировали жестоко и кроваво

Имя Юрия Мечитова знакомо известно далеко за пределами Грузии. Известнейший грузинский фотограф, несмотря на свою любовь к творчеству, всегда был близок к политике. В интервью нашему корреспонденту Юрий Мечитов рассказывает о темных сторонах эпохи правления Саакашвили, кровавой политике "нулевой толерантности" к криминалу, жестоком убийстве Сандро Гиргвлиани и других темных старницах эпохи, наступившей после "революции роз".

- Юрий Михайлович, что мы имеем в Грузии на сегодняшний день и каковы ваши прогнозы?

- Не погрешу против истины, если назову то, что происходило в Грузии до настоящего момента, настоящим маразмом. Я уверен, что отголоски этого разложения нам придется слышать еще очень долго. После разоблачения Хрущева подобного рода политика называлась деликатным образом - "волюнтаризм", то бишь желание одного человека, стоящего у власти, воплотить в жизнь даже самые болезненные свои фантазии. Михаил Саакашвили - безумно талантливый человек, и при этом он начисто лишен того, что принято именовать духовностью, хотя у него есть интеллект, артистичность, амбиции.

Саакашвили - самый активный лоббист американских интересов, но одновременно его деятельность в стране, где до сих пор 80 % населения живут ниже уровня бедности, вызывала жгучие антиамериканские настроения. Если бы он продолжил оставаться при власти вместе со своей партией "Единое национальное движение", эти негативные реакции просто вышли бы из-под контроля.

- То есть вы хотите сказать, что победа "Грузинской мечты" была логична?

- Да, в первую очередь из-за правильного менеджмента, оригинального месседжа и верной его подачи. Само название "Грузинская мечта" очень верное: не забывайте, что грузины - романтики! Вспомните, Бидзина Иванишвили заявил о создании общей оппозиционной коалиции 7 ноября 2011 года, в момент полного ее развала. Менее чем за год ему удалось совершить мирную революцию. Да, я не ошибся: то, что произошло на выборах 1 октября - это настоящая революция. Правда, не так давно в Грузии уже имела место так называемая "революция роз", в ноябре 2003 года. Более того, признаюсь, что ваш покорный слуга бегал по улицам Тбилиси и кричал "Миша! Миша!".

- Правда? И сколько вам потребовалось времени, чтобы разочароваться в политике Саакашвили и его команды?

- Около трех месяцев. В то время я трудился фоторедактором в "Мтавари газети" ("Главная газета"). В этот момент начали происходить жесткие задержания бизнесменов. Кто-то успевал заранее оплатить свою свободу, другие попадали за решетку. Некоторых просто нужно было какое-то время продержать в КПЗ для большей сговорчивости. И я никогда не забуду, как редактор этой газеты кричала: "Я хочу этих людей в кандалах!" Эти аресты и задержания были настоящим источником горячих новостей. Это было главным, что происходило в стране, народ жаждал сенсации и крови. Задержания были публичными и показательными, арестованных действительно прилюдно заковывали в наручники, демонстрируя верховенство власти и закона.

- Как реагировали на происходящее ваши коллеги-журналисты?

Ю. Мечитов: - Нас сильно смущали эти процессы. Мы видели, что нередко суды происходят со многими процессуальными нарушениями. Какой-то дух незаконности начал витать в воздухе с самого начала. Правда, обездоленным населением это воспринималось как торжество высшей справедливости.

В действительности именно с 2003-2004 годов в судебной практике Грузии появились "процессуальные соглашения", которые и сейчас пользуются популярностью. Тогда эти "штрафы" исчислялись миллионами. Сейчас, когда эта практика распространилась и на простых обывателей, суммы стали гораздо меньшими. Заплатив несколько тысяч лари, задержанный может оказаться на свободе! Сумма назначается в зависимости от достатка конкретного преступника.

Грузия - маленькая страна, и журналисты хорошо знали обо всем этом. События нарастали, как снежный ком: в августе 2004-го была предпринята авантюрная попытка захватить Цхинвали, 3 февраля 2005 года был убит премьер-министр Зураб Жвания.

- Почему вы думаете, что он был убит?

- Зураб Виссарионович был человеком иной закалки, он выступал сторонником проевропейского вектора развития Грузии. Его демократические устремления, наверное, не нашли поддержки со стороны новой власти. Более того, они шли вразрез с новым курсом государства.

- Вы были лично знакомы?

- Я считал его своим другом долгие годы, и когда произошла "революция роз", я получил от него предложение стать депутатом парламента.

- Почему вы отказались?

- Я считал, что те молодые, трезвые, умные ребята, которые пришли к власти, справятся, они буду выполнять свою работу не за страх, а за совесть, в то время как я буду заниматься фотографией (улыбается).

- В команде Саакашвили подавляющим числом игроков были молодые ребята в возрасте от 25 до 35 лет. Молодые и перспективные, а куда они завели страну...

- Нашей стране, ради проведения реформ, была необходима молодая и буйная энергия. С этим не спорит никто, в том числе и сам Иванишвили. Он признает то ценное, что было создано его предшественниками. А теперь давайте вспомним, как они реформировали государство. Жестоко, даже кроваво! Вам нужны факты? Пожалуйста: в 2006 году глава МВД Бачо Ахалая организовал "чистку" в Ортачальской тюрьме Тбилиси под предлогом подавления бунта заключенных. В итоге было убито семеро отбывавших там наказание преступников! Но ведь окончательный порядок возможен только на кладбище, разве не так? Предыдущие власти совершили попытку превратить Грузию в страну мертвецов и заключенных. Знаете ли вы о том, что на улицах Тбилиси было расстреляно без суда и следствия 100 человек?

- Нет. Это произошло за 9 лет правления Саакашвили?

- Отнюдь, лишь с 2005 по 2006 год. В это время Михаил Саакашвили заявил о так называемой "нулевой толерантности" ко всякому криминалу. В жертву этому термину были принесены 100 молодых граждан Грузии! Причем эти убийства произошли не при подавлении митингов оппозиции или при подобного рода демонстрациях. Людей просто хватали на улицах, обвиняя в террористической деятельности, хранении оружия, участии в заговорах против существующей власти.

Ключевым, поворотным моментом в разложении предыдущего строя стала смерть сотрудника банка TBC Сандро Гиргвлиани. Он не был ни вором в законе, ни бомжем! 27 января 2006 года этот парень увидел свою подругу, сидящую в кафе в компании супруги министра внутренних дел Вано Мерабишвили, Тако Салакая и высших полицейских чинов. Не сдержавшись, Сандро сказал ей, что не стал бы проводить вечер в таком сомнительном обществе. Сандро и его товарища схватили, бросили в машину и отвезли на окраину города, на кладбище села Окрокана, и убили, притом до этого поиздевавшись всласть. На теле Сандро в области горла было обнаружено 12 смертельных ранений. Тот парень, что был с ним в этот вечер, спасся бегством. По версии властей, все было немножко по-другому: сотрудники охраны хотели наказать Гиргвлиани, избив его. Парень убежал, но, ослабев от побоев, упал в овраг и сломал шею.

Виновные были наказаны, но как! Их осудили, но через три года президент помиловал убийц ни в чем неповинного молодого парня... В народе поднялось негодование, проходили митинги, но все тщетно. Мать погибшего, Ирина Энукидзе, вскоре умерла от горя. Правда, в конце апреля 2011 года Страсбургский суд по правам человека вынес вердикт: в Грузии следствие велось с грубыми нарушениями. Международный суд обязал грузинское правительство выплатить компенсацию семье погибшего в размере 50 тысяч евро.

Ю. Мечитов: Одной жизни Сандро Гиргвлиани достаточно для того, чтобы чаша весов перевесила, даже если на противоположной будут лежать построенные дороги, мосты, дома юстиции... Что есть юстиция? Это справедливость! Когда в стране ее нет - рушиться все. "No justice, no peace". Дело в том, что грузинский народ оказался слишком терпеливым и осторожным. Находясь на перекрестке религий и культур, грузины привыкли терпеть. Это исторические предпосылки создали менталитет моих сограждан именно таким. Сколько мы могли терпеть? Народ вышел на улицы. В Тбилиси, начиная с 2006 года, собиралось до 200 000 человек при населении в 1,5 миллиона! Если сравнить это количество людей с теми, кто выходил в 15 миллионной Москве на Болотную площадь, то вы поймете, что наше "протестное движение" - это нечто иное, и мы сами - просто другие люди.

Беседовала Наталия Сахно