Аналитика

Конституция Грузии может остаться без поправок

Уже в четвертый раз за последние два месяца Питер Семнеби прилетает в Тбилиси. Он вновь призвал грузинских политиков к диалогу. Его встречи с деятелями оппозиции ни для кого не стали неожиданностью. Говорили о главном - о выходе Грузии из кризиса, обсуждали также возможность встречи оппозиционеров с Михаилом Саакашвили.

«Мы объяснили господину Семнеби, что ждем встречных шагов от власти, чтобы состоялась встреча, и мы совместно нашли пути выхода из кризиса. Печально, что со стороны власти не было никаких намеков по поводу возможной встречи. Сегодня мы еще раз сказали, что готовы к переговорам и попросили специального представителя Евросоюза принять более активное участие в ускорении этого процесса и выдвинуть эту тему во время разговора с представителями власти», - цитирует грузинская радиостанция «Коммерсант» лидера «Альянса за Грузию» Ираклия Аласания.

Лидер партии «Демократическое движение - Единая Грузия» Нино Бурджанадзе заявила, что для грузинского руководства диалог - всего лишь игра и призвала Брюссель более активно участвовать в политических процессах в Грузии.

На сей раз выдержка отказала властям и ее представители вернули своим политическим оппонентам их же обвинения. «Если оппозиция действительно желает конкретных результатов и реального диалога, она должна перестать «кокетничать перед телекамерами» и делать словесные заявления о готовности к переговорам, пусть начнут работать в государственной конституционной комиссии», - не скрывая ноток обиды, заявил спикер парламента Давид Бакрадзе.

Несмотря на то, что непримиримая оппозиция пока отказывается принимать участие в работе государственной конституционной комиссии, правящее парламентское большинство и парламентская оппозиция уже даже выдвинули кандидата на пост ее председателя. Им стал Автандил Деметрашвили, который даже представил свой проект поправок и, в частности, заявил, что поставит вопрос о введении в Грузии двухпалатного парламента. «С введением этой модели должна возрасти роль парламента. Становятся полноценными его представительские функции, более полноценным будет и законодательный процесс, так как будет исключено ускоренное принятие законов», - цитируют грузинские СМИ Деметрашвили.

О своем намерении поделиться полномочиями с парламентом Саакашвили заявил еще в конце минувшего года. Когда только зарождалась волна протеста. Для того, чтобы внести изменения в Конституцию, согласно грузинскому законодательству, необходимы голоса по меньшей мере двух третей от общего числа депутатов. Поэтому для проведения конституционной реформы Саакашвили располагает необходимой поддержкой.

Правящему «Единому национальному движению» (ЕНД) уже неоднократно приходилось использовать свое положение абсолютного большинства. Ведь ЕНД принадлежит 120 из 150 мест в парламенте.Последний раз поправки в Конституцию вносились в марте 2008 года, когда был снижен избирательный барьер с 7 процентов до 5 процентов.

То ли потому что соперники ЕНД уже научены собственным горьким опытом, то ли время для компромиссов действительно исчерпано, но непарламентская оппозиция заявляет, что сначала пусть сменится президент, а потом она будет готова поработать и над конституцией.

Причем этой позиции придерживаются наиболее лояльные к руководству страны оппозиционные силы. Грузинский политолог, бывший посол Грузии в России Зураб Абашидзе, ныне поддерживающий команду Ираклия Аласания, заявил корреспонденту GeorgiaTimes буквально следующее: «Мы уже определили главные приоритеты - проведение досрочных президентских и парламентских выборов, поэтому работа над поправками в конституцию при нынешней ситуации для нас невозможна».

По словам Абашидзе, команда Ираклия Аласания считает, что в стране должно сохраниться президентское правление, но полномочия парламента при этом должны быть увеличены. «Поправки же в Конституцию будут вноситься уже не при этом правительстве», - отметил собеседник. При этом Абашидзе полностью исключил возможность компромисса с властями. Информацию же о готовности Ираклия Аласания пойти навстречу нынешнему грузинскому руководству и содействовать снижению накала противостояния, Абашадзе назвал черным пиаром властей.