Аналитика

Цели России в Грузии. Три версии

Президент Грузии встретился с грузинскими депутатами в здании МВД: где же еще обсуждать угрозы, по ощущениям Михаила Саакашвили, исходящие из России?

Чтобы понять главу Грузии, нужно войти в его историческую парадигму, ибо она в корне отличается от общепринятой. Оказывается, «Россия объявила Грузии тайную войну еще в 90-х годах». Именно она якобы спровоцировала гражданское противостояние внутри Сакартвело. «Нам поубивали несколько десятков тысяч человек, убрали с мест постоянного проживания 400 тысяч человек, и все это было воспринято в мире как какое-то внутреннее противостоянии в Грузии», - цитирует Саакашвили «Росбалт».

И все зачем? Чтобы руководство страны «было вынуждено на коленях поползти к России и вступить в СНГ»! «Были назначены ее (России) министры, и было подписано Московское соглашение, узаконившее российское военное присутствие в Абхазии», - рассказал Саакашвили.

Можно продолжить детскую череду вопросов, и уточнить, зачем России понадобилось тогда якобы силком тащить Грузию в СНГ? Судя по дальнейшим высказываниям Михаила Николаевича, Россия пестует идею возвращения в границы Советского Союза. Грузии в собранных ею на ниточку Содружества странах, видимо, не хватало, как драгоценного камня в браслете.

Но вернемся в день сегодняшний, точнее в август 2008 года. С точки зрения Саакашвили, российские войска вторглись и помогли осетинам, как когда-то советские пришли в Чехословакию и Афганистан.

И с какой целью Россия, по мнению Саакашвили, действует теперь? «Им нужна Грузия из-за того, что она является символом свободы на постсоветском пространстве», - это раз. И «потому, что взятием Грузии они полностью закрывают Среднюю Азию и Каспийский регион, и практически восстанавливают Советский Союз», - это два. Как известно, люди судят о поступках других по собственным меркам. Идея создания грузинской, хотя бы маленькой империи, преследует руководство Грузии с начала девяностых годов. Им не хватает земли, чтобы ощущать себя полноценной страной. У России, если посмотреть на карту, своих территорий хватает. А насчет «символа свободы» не слишком ли льстит себе президент, чью страну почти полностью содержат другие государства? В конце концов, судьба Грузии во многом зависит от того, к каким договоренностям придут США и Россия. И это Саакашвили называет свободой?

Но все, сказанное подвело президента к его главному выводу: «Путин сказал: мы сделали часть дела, остальное сделает грузинский народ». А значит, это Россия сеет вражду и спонсирует оппозицию, как и в 90-е годы, если пользоваться исторической версией грузинского президента. Версия эта очень своевременна, ибо как иначе объяснить недовольство народа, третий месяц требующего отставки Саакашвили?

Президент Грузии, сославшись на якобы когда-то брошенные премьером России слова, предпочел проигнорировать не только свой народ, но и позицию российского президента Дмитрия Медведева, который за день до этого разъяснял китайским журналистам цели России в Грузии, которых в данный момент просто нет: «Мы считаем, что действующий политический режим совершил преступление, и с ним иметь ничего общего не будем». Что касается августа, то и тогда, по словам Медведева, «если бы не безмозглые действия Саакашвили, то жизнь могла бы развиваться иначе». И отношения России с США и ЕС, кстати, тоже были бы гораздо проще: «У нас действительно были достаточно сложные переговоры на эту тему с Соединенными Штатами Америки, с некоторыми европейскими партнерами, но я ничего не драматизирую», - отметил Дмитрий Медведев.

Что касается будущего, то, продолжал президент, «после тех или иных выборов, которые пройдут в Грузии рано или поздно, мы готовы будем вернуться к обсуждению самых разных вопросов, если грузинский народ изберет новое руководство, способное вести дружественный диалог с Россией и с ближними соседями грузинского государства - народами Южной Осетии и Абхазии». В его словах нет и намека на вмешательство во внутренние дела Грузии. Осетины и абхазы, не стоит забывать, к ней себя уже не относят.

Но эта нейтральная позиция Саакашвили не выгодна, и он переворачивает с ног на голову смысл слов российского коллеги: руководство России ждет выборов в Грузии для того, чтобы «привести власть, которая признает эти страны». «К сожалению, они надеются, что найдется кто-то в Грузии, кто пойдет на это», - цитирует его «Росбалт».

То есть Саакашвили, услышал только то, что ему хотелось слышать. А хотелось ему снять ответственность за внутриполитический кризис и поддержать образ Грузии, как «жертвы агрессора». Именно этот ущербный образ помогает руководству страны, словно нищему попрошайке, выуживать деньги у Запада. И тут на помощь президенту Грузии пришел позиционирующий себя истинным патриотом России, близким к Кремлю, политолог Александр Дугин, который в промежутке между репликами президентов описал агентству 1news.az свое представление о целях России в Грузии.

А цель проста до неприличия. Россия, по Дугину, «сделает все возможное, чтобы в Грузии не существовало американских или натовских баз». Словно, это зависит от мнения Тбилиси. Словно, политолог не знает, где решаются эти вопросы. И если помощник госсекретаря США Мэтью Брайза и заявил сгоряча, что базы США в Грузии будут, то потом другие официальные лица торопливо опровергли его слова. Россия с США решают гораздо более важные вопросы, чем судьба маленькой, хоть и амбициозной Грузии.

Но интереснее в заявлении Дугина даже не цели, а средства, которыми Россия якобы будет добиваться отказа Грузии от проамериканского курса: «Есть инструменты экономического давления, поддержки сепаратистских тенденций уже в малой Грузии, то есть в ее отдельных регионах, и более активное вовлечение (России - ред.) во внутриполитическую жизнь, так как пока у России нет своих по-настоящему влиятельных сил в Грузии». Политолог грозит Тбилиси лишением Мегрелии, части Сванетии, Кахетии, Джавахетии... «Грузии оставляете хоть что-нибудь?», - задают ему провокационный вопрос. «Я не знаю. Это нужно спросить у тех грузинских политиков, которые сделали неправильную ставку», - с тем же вызовом отвечает Дугин. И его угрожающий тон оказывается гораздо выгоднее для Саакашвили, чем подчеркнуто нейтральная позиция российского президента.