События

ОБСЕ становится заложницей амбиций Тбилиси

«Россия с самого начала выступала и продолжает выступать за продолжение присутствия ОБСЕ в Грузии и в Южной Осетии, - цитирует постоянного представителя России при ОБСЕ Анвара Азимова РИА Новости. - Однако схема, которую предлагают нам западные партнеры и которая основана на том, будто в регионе после грузинской агрессии ничего не произошло и не изменилось, не соответствует новым международно-правовым и политическим реалиям».

Разработчики обновленной версии мандата ОБСЕ, как сообщает «Новый Регион», убрали из документа упоминание как о Грузии, так и о Южной Осетии и, таким образом, сняли часть противоречий между Цхинвалом и Тбилиси. По данным «Росбалта», согласно новому плану 22 наблюдателя должны разместиться в селе Каралети, 8 - в Цхинвале. Предполагается, что обновленный мандат миссии должен действовать до конца текущего года с возможностью продления. Однако ОБСЕ настаивает на единственном офисе в Грузии, и на получении наблюдателями организации права беспрепятственного передвижения между Грузией и Южной Осетией. Такой расклад, естественно, не устраивает ни Южную Осетию, ни Россию.

«На протяжении последнего времени в рамках ОБСЕ велись активные консультации по форматам и модальностям присутствия организации в Грузии, - продолжает Анвар Азимов. - Мы также не возражали против работы наблюдателей, причем по обе стороны границы. Предлагаемая же нам основными партнерами схема попросту не жизнеспособна, поскольку ее в первую очередь не примут осетины. Нам как раз хотелось бы, чтобы полевые присутствия ОБСЕ работали эффективно и приносили практическую пользу».

Российская сторона, тем не менее, предлагает компромиссный вариант, согласно которому эксперты миссии должны были бы договариваться с властями Южной Осетии о пересечении границы молодой республики и сообщать о своих передвижениях. Однако это не устраивает европарламентариев. Таким образом, уже третья попытка «спасти» миссию ОБСЕ в Южной Осетии на глазах терпит крах.

Несмотря на обнадеживающую информацию агентства Reuters, распространенную накануне, в организации не идут навстречу молодой республике и опять пытаются протащить идею «единственного представительства миссии». Фактически это означает продолжение работы «Миссии ОБСЕ в Грузии» на территории Южной Осетии с хитроумной уловкой - отсутствием географического упоминания. Однако дело не в названии миссии, а в ее статусе. В конце концов, если Запад не хочет пока официально признать новые реалии на Южном Кавказе, то следует считаться хотя бы со сложившимся положением вещей де-факто. Ведь другого пути нет.

Но с этим-то как раз и не хотят смириться на Западе. За умиротворяющей риторикой их представителей легко просчитывается своекорыстный расчет и полное отпущение августовских грехов своему тбилисскому ставленнику. В частности, пресс-секретарь госдепа США Иэн Келли заявляет: «Наша позиция по миссии ОБСЕ в Грузии ясна, - цитирует его ИТАР-ТАСС. - Мы считаем, что Россия должна позволить наблюдателям ОБСЕ иметь полный доступ в Южную Осетию и прилегающие районы. Цель международного сообщества - мирный и стабильный Кавказ. И мы думаем, что путь к этому предполагает полную транспарентность. Конечно же, мы считаем, что ОБСЕ играет важную роль в достижении такой транспарентности».

Так кто же, собственно говоря, является помехой для достижения той самой транспарентности миссии ОБСЕ на Южном Кавказе? Не сама ли организация? Ведь Москва предлагает как раз такой вариант, при котором прозрачность работы миссии будет заключаться в согласовании перемещений наблюдателей с властями Южной Осетии. Но это предложение по непонятным причинам в ОБСЕ отвергают. Шансы на жизнь, однако, у непростого диалога в Вене остаются. «Пока никакого решения не принято, (в ОБСЕ) идет трудная дискуссия по этому вопросу», - сказал «Интерфаксу» в четверг источник в МИД РФ.

«Мы никого не принуждаем косвенно признавать республику Южная Осетия через принятие мандата наблюдателей, но не надо пытаться и нас заставлять косвенно отказываться от ее признания, - подчеркивает Анвар Азимов. - Естественно, мы разочарованы возможным свертыванием переговоров и готовы к их продолжению, нам необходим поиск взаимоприемлемых развязок, которые не затрагивали бы «красных линий» как западных партнеров, так и российской стороны».