События

«Стена» от Саакашвили успеха на Генассамблее ООН не имела

4092.jpegУ грузинского президента Михаила Саакашвили развилась «стеномания». Этой болезнью он заразил сначала европейских отставных политиков и интеллектуалов, а затем попытался посеять бациллу выведенного в авлабарской резиденции вируса и среди участников Генеральной Ассамблеи ООН, которая проходит в Нью-Йорке.

Так в своем выступлении в четверг на Генеральной Ассамблее ООН, президент Грузии вновь подверг резкой критике Россию, обвинив ее в стремлении построить новую «берлинскую стену» на территории Грузии.

Интересно отметить, что конкретных ссылок на Россию в речи грузинского президента не было. Вместо этого Михаил Саакашвили говорил о «внешних силах» и о «них».

Саакашвили в очередной раз провел параллель между «берлинской стеной» и потерей территориальной целостности Грузии и пообещал, что Абхазия вернется в состав его страны.

«Стена, которая отсекает пятую часть нашей территории - стена, которая вновь разделяет Европу, устанавливая новые границы сдерживания и страха: искусственные разделительные линии внутри международно признанных границ европейского государства», - так Саакашвили охарактеризовал границу самопровозглашенной Абхазии.

«Со времен Ясона и аргонавтов Абхазия была наиболее ценной и полной жизнью частью нашего пути через историю», - сказал грузинский лидер, явно пытаясь претендовать на корону легендарного Митридата. С таким же успехом античную историю могли бы «приватизировать» абхазские лидеры, но они этого не делают.

«Со временем Абхазия снова станет тем, чем была, - самой чудесной частью Грузии», - заявил Саакашвили с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН. Правда, каким образом Абхазия вернется в лоно Грузии, Саакашвили перед участниками генассамблеи не озвучил. Но накануне, на встрече с грузинской диаспорой в Нью-Йорке, он заявил, что не сожалеет, о прошлогодней военно-политической катастрофе, и пообещал, что «Грузия вернет то, что они (Россия) захватили временно».

«Ни на грамм не сожалею, что оказал сопротивление, ни один из наших вынужденных переселенцев не сожалеет об этом, - заявил он грузинской диаспоре. - ...Поэтому, сегодня единственным союзником, которого нашел Путин в мире, нет ни одной нормальной страны... нашел  Уго Чавеса, дай Бог Путину Уго Чавеса на здоровье навсегда».

С трибуны ООН Михаил Николавевич бросать гневные филиппики в адрес Уго Чавеса остерегся, потому что венесуэльский лидер, как бывший десантник мог бы в кулуарах  нанести серьезный урон физиономии грузинского выпускника Гарварда.

Зато перед бывшими соотечественниками, прочно осевшими в Америке и не стремящимися в родную Сакартвело, можно нисколько не краснея перевирать факты. По словам Саакашвили, Грузия показала, что ее общество перед врагом едино, и те ожидания, что в результате акций протеста в Тбилиси страна «перевернулась бы», не оправдались.

«Я был уверен и был спокоен, ничего бы и не случилось, потому, что в итоге, наш народ точно понимает, где амбиция и где интересы страны, поэтому, сегодня Грузия собрана воедино, как никогда», - заявил он, фактически игнорируя обвинения грузинской оппозиции в постигшей страну катастрофе и в потере двух автономий.

Накануне в ходе своего выступления перед Генеральной Ассамблеей ООН российский президент Дмитрий Медведев охарактеризовал попытку грузинского руководства решить югоосетинский вопрос силовыми методами как «безответственную».

«Тогда, в августе прошлого года, мы были очень близки к ситуации, при которой локальный вооруженный конфликт был способен перерасти в масштабную войну, - заявил Медведев с трибуны ООН, - При этом - хочу сказать об этом особо - безответственные режимы не должны иметь никаких возможностей для того, чтобы ссорить между собой другие страны».

Тбилиси рассчитывал на то, что речь Михаила Саакашвили привлечет внимание мирового сообщества к наболевшим для Грузии проблемам. По словам Саакашвили, за последние годы одним из главных достижений является то, что «мы укоренились на карте мира, нас узнали, и имя Грузии очень твердо звучит во всем мире». Настолько твердо, насколько стоит выстроенная его воображением «новая берлинская стена»

Но, судя по первой реакции в кулуарах ООН, очередная «поэма о стене» широкого резонанса в мире не вызвала. Для участников генассамблеи в ее повестке дня есть проблемы куда более важные, чем потуги безответственного политика заставить мир поверить в новую легенду о «стене».