События

Южноосетинская зависимость

Независимость Южной Осетии после войны 2008 года - понятие условное. Это доказывает последний опрос среди жителей республики. Лишь половина опрошенных видят свою Родину в будущем в качестве «суверенного государства», и целых 67 процентов на данный момент воспринимают ее как часть России. Но ни в коем случае ни Грузии, ибо ни один опрошенный не заявил о причастности к этой стране.

Это не помешало грузинскому «Клубу экспертов» занести результаты опроса в копилку аргументов об оккупации и аннексии «Цхинвальского региона» как части территории Грузии.

При таком общественном срезе прямого вступления Южной Осетии в СНГ ждать не приходится, прокомментировал Модест Колеров, руководитель ИА Regnum и председатель ученого совета Международного института новейших государств (МИНГ), проводившего опрос при содействии Южноосетинского государственного университета.

Политтехнолог также заверил, что ни в коем случае Россия не будет разменивать возвращение Южной Осетии на отказ Грузии от вступления в НАТО. «Никогда и ни при каких обстоятельствах такого размена не будет, потому что это прямо противоречит интересам народа», - подчеркнул он.

Хорошо или плохо для республики такое самоощущение себя частью России, у опрошенных не интересовались. Однако 75 процентов недовольны сегодняшними реалиями в Южной Осетии и более 40 процентов считают, что менять их нужно совместными усилиями всех ветвей власти.

Этот результат дал повод Колерову заявить, что югоосетинское общество не замечает межведомственной и межвластной борьбы, разделяя ответственность между всеми государственными структурами.

Только ведь оценки деятельности избранного президента Эдуарда Кокойты и назначенного из России Вадима Бровцева говорят сами за себя. Положительно оценивают работу президента 43 процента населения, а председателя правительства - лишь 23 процента, и только 14 процентов хорошо отнеслись к работе правительства в целом.

Доверяют президенту 34 процента опрошенных, правительству - только три (!) процента. Заменить президента хотели бы 27 процентов, но в целом против этого еще больше - 34 процента. Эдуард Кокойты имеет достаточно высокий личный рейтинг 45 процентов, в то время как председатель парламента Станислав Кочиев лишь 7 процентов, как и его заместитель Юрий Дзиццойты и «внесистемный» оппозиционер Альберт Джуссоев. Вадим Бровцев уступает им один процент.

Налицо недовольство работой «антикризисного менеджера» с Урала. Под него, кстати сказать, был сделан совсем другой опрос, проведенный неким «Международным центром политического анализа» (МЦПА). Кокойты в этом опросе получил только 8 процентов голосов, а Бровцев - 14, уступив только Кочиеву с его 15,6 процентами.

Комментируя эти цифры, грузинский политолог Паата Закареишвили предположил, что Бровцева готовят к еще более высокой должности в республике. Но более реалистичное толкование дает агентство «Осинформ». Оно выяснило, что сайт МЦПА, якобы существующего уже 10 лет, создан только 13 апреля этого года. Причем зарегистрирован на ту же компанию, которая открыла в Интернете информагентство, где рассказывает об успехах команды Бровцева. «Сам себя не похвалишь - никто не похвалит», - резюмирует «Осинформ».

Напомним, что за год после войны правительство республики не сумело восстановить разрушенное грузинскими бомбежками жилье. Российская денежная помощь просачивалась сквозь пальцы местных чиновников, как песок. И тогда было принято единственно правильное решение - отправить в республику проверенного управленца, который будет контролировать финансовые потоки.

От Вадима Бровцева ждали больших перемен в жизни республики. Но радикально ничего не изменилось, кроме того, что все связанные с финансами государственные структуры он передал в министерство экономического развития, во главе которого оказался его земляк из Челябинска Александр Жагло. Выполнять заказы правительства стали новоиспеченные ГУПы, которые тоже отданы в управление уральцам. Правительственные тендеры почему-то тоже стали выигрывать челябинские строители.

При этом восстановление в республике идет не теми темпами, о которых мечтали. Возмущенная второй зимовкой в дырявых палатках оппозиция месяц назад собиралась организовать крупномасштабную акцию протеста против президента. Однако митинг был запрещен.

Между тем, сторонники Кокойты организовали информационную атаку на председателя правительства, желая повесить всех собак на него. Команду Бровцева стали называть уральскими варягами, ворами и даже мародерами.

В одном из интервью осетинские депутаты скомпрометировали Бровцева, рассказав о его намеках на коррумпированность российского премьера. По их утверждениям, уральский назначенец в частных беседах заявлял, что Владимир Путин создал структуры по финансированию Южной Осетии «под своих людей».

Реакция на «черный пиар» была незамедлительной. Госкомитету по печати и информации, а заодно и остальным СМИ не дали бюджетных денег на аренду помещений, фактически поставив под вопрос само их существование. И только после серии критических публикаций, Минфин республики отпустил нужные средства.

Сам Бровцев ранее утверждал, что строительство идет по плану. Однако периодически критиковал местную клановость и коррупцию, как и его куратор из Минрегионразвития России Роман Панов, тоже, кстати уралец.

Сейчас в Цхинвале работают следователи Генеральной прокуратуры, которые выясняют, куда пропали деньги на строительство одной из школ. В Архангельской области на нее собрали 24 миллиона рублей, но деньги закончились, а здание недостроено. Возможно, проверят и другие объекты.

Кто станет жертвой этой ревизии - Вадим Бровцев или Эдуард Кокойты - пока непонятно. В отставке обоих заинтересована оппозиция, возглавляемая Джуссоевым. При этом в случае победы Бровцева она могла бы прийти к власти, а при втором варианте будет вынуждена и далее оставаться вне системы. В то же время при столь высоком рейтинге Кокойты, как сейчас, Россия вряд ли станет способствовать его уходу, чтобы не ввергать молодую республику в смуту.