События

"Считаю все происходящее маразмом"

Феерическая чушь. По-другому назвать обвинения фотожурналистов в шпионаже в пользу России трудно. Создается стойкое ощущение, что грузинские власти впали в наркотическую зависимость от потребности выискивать шпионов и, уже не зная, кого бы еще уличить, бросаются с обвинениями на первого попавшегося в поле зрения.

Хотя в этот раз, возможно, за обвинениями Зураба Курцикидзе, Ираклия и Натии Геденидзе и Георгия Абдаладзе действительно кроется что-то реальное, не в пример прошлым громким "разоблачениям". Только совсем не шпионаж.

В условиях информационного вакуума, в который поместили это дело подконтрольные Мишико масс-медиа, свой вердикт уже вынес народ. На улицах Тбилиси уверены: истинная причина преследования фотокорреспондентов - "они сняли что-то такое, что снимать было нельзя". Этот вывод напрашивается сам собой, ведь у Веры Кобалия, которую на прошлой неделе доставили в одну из частных клиник грузинской столицы, внезапная "болезнь" приключилась как раз одновременно с обвинениями журналистов в шпионаже. А информации, что именно подкосило министра-булочницу, нет до сих пор. И тут же сотрудница президентской пресс-службы Натия Бандзеладзе оказалась в больнице с сотрясением мозга.

Странное, очень странное совпадение, решили рядовые грузины. Им ничего другого не остается, кроме как теряться в догадках, потому что правды об этой "шпионской" истории они, скорее всего, не узнают. Как и обо всех остальных, впрочем.

"Никто никогда не раскроет содержимое этих документов. Скорее всего, и расследование, и суд будут проходить под грифом "секретно". Потому что дело касается информации, содержащей гостайну", - заявил в интервью "Коммерсанту" руководитель департамента анализа и информации МВД Шота Утиашвили. Да, в полицейском государстве Саакашвили гостайной является и причина, по которой министром экономики назначают канадскую кухарку. И почему ей вдруг "занедужилось", тоже.

Однако помимо своего желания Шота Утиашвили рассказал о параноидальной шпиономании властей больше, чем, вероятно, рассчитывал. Он прямо назвал цель всей этой шумихи - банальный пиар. А также стремление превратить в стукачей все население страны, запуганное чудовищными "происками" всесильных российских спецслужб.

"Мы так сильно эти процессы пиарим, чтобы всем в Грузии было ясно, что если ты на крючке, лучше прийти в полицию и все рассказать. И что играть в такие игры - очень большой риск", - обмолвился подчиненный Вано Мерабишвили. Одновременно подельники Саакашвили стремятся поставить в сознании граждан знак равенства между шпионажем, терроризмом и оппозиционной деятельностью.

"И взрывы, и митинги - это все из одной оперы. Вывести людей на улицу, дестабилизация. Наверное, кто-то погибнет, будет плохой пиар у Грузии. А стоит это тебе не очень много. И из этого бюджета можно еще большую часть денег в карман положить. Это хороший бизнес. Я не исключаю, что кто-то в Москве посчитал, что этот митинг Бурджанадзе был успешной операцией по итогам. Вот и с бомбами то же самое", - цитирует "Коммерсант" главу департамента информации МВД. Видимо, скоро Вано Мерабишвили направит свой нос, так тонко чувствующий шпионов, в сторону всех несогласных с политикой Мишико. И тогда им точно не позавидуешь. А пока, для повышения градуса массовой истерии, нужно наложить на очередной бредовый процесс против "шпионов" гриф секретности. В условиях тотального контроля над СМИ это сделать несложно. Недаром единственный, кто хочет об этом говорить - один из подозреваемых, Георгий Абдаладзе. Но объявивший голодовку журналист прекрасно понимает: обращаться имеет смысл только к тем, кто реально принимает решения, - к американцам и их говорящей кукле Мишико.

"Вы, конечно, хорошо знаете, что ни один из нас ни в чем не виноват и мы лишь выполняли наш профессиональный долг. Именно за это мы наказаны? - строит свои догадки фотограф в обращении к президенту. - Два моих кадра попали на веб-страницу Associated Press, откуда они попали в ведущие газеты Eвропы и США. Также скандальные фото сняли Зураб Курцикидзе и фотокорреспонденты France Press и Reuters. Но лучшие фотографии были у Ираклия Геденидзе. Он пришел на место разгона вместе со спецназом. Из всех у него были лучшие условия для съемки, так как полицейские знали, что он личный фотограф президента, и не мешали ему".

Но писать только Саакашвили - это пустая трата сил и времени. Потому второе послание Георгий Абдаладзе адресовал послу США Джону Бассу. "Господин посол, обращаюсь к вам как к представителю страны, где права человека и свобода слова первостепенны. Уже пятый день я нахожусь в заключении по необоснованному обвинению и обращаюсь к крайней мере протеста - сухой голодовке. Именно после непосредственного вмешательства вашей страны я был освобожден из плена осетинских сепаратистов во время грузино-осетинского конфликта, и если вы смогли вызволить меня на неконтролируемой территории, надеюсь, сможете вызволить и из плена лидера, имеющего в вашей стране демократический имидж, - пишет фотокорреспондент. - Я являюсь стрингером американского информационного агентства Associated Press и фоторепортером грузинского "Алиа холдинга", а вовсе не чиновником МИД, как обо мне упоминают официальные ведомства. Я никогда не признаю преступления, которого я не совершал. Я прав перед моей страной, и надеюсь, что хотя бы с вашей помощью смогу доказать эту правду".

Сумеют ли американцы образумить свою тбилисскую марионетку, сказать пока трудно, но, думается, очень многие засуженные грузинским "правосудием" люди согласились бы со словами Георгия Абдаладзе, брошенными им, когда он узнал о предъявленых ему бредовых обвинениях: "Я никогда своей деятельностью не предавал свою страну. Считаю все происходящее маразмом и не считаю себя виновным".