События

Дагестан - новая Чечня?

23 марта в Буйнакске был взорван имам мечети и его охранник, прибывшие на утреннюю молитву. Совершенное преступление не удивило никого ни в Дагестане, ни за его пределами. Потому что это убийство - одно из десятков подобных. Взрывают имамов, расстреливают религиозных деятелей, жители села делятся на два лагеря и идут биться за мечеть. Молодая паства ваххабитских деятелей всего за несколько лет взросла, окрепла и объявила войну традиционному светскому укладу жизни и всей российской государственности.

Сегодняшняя ситуация в Дагестане - это калька с предвоенной Чечни. Если даже не брать во внимание причины социальные - тотальную коррупцию, правовой беспредел, отсутствие социальных лифтов, - невозможно не отметить два главных сходства с предвоенной чеченской дестабилизацией конца 90-х, когда силами разведок на территории Чечни, особенно в Веденском районе, были вскормлены исламисты, которым суждено было оказаться брошенными в топку будущей войны.

Главное сходство Чечни конца 90-х и Дагестана 2010-х - это исламизация региона. Почти три года назад в Грозном был открыт центр исламской медицины, главная терапевтическая миссия которого - изгнание джиннов намоленной водой и ритмичным чтением Корана. В Чечне изгоняют джиннов спецы, обучавшиеся в Сирии, и "процесс" контролируется властью, по крайней мере она это декларирует. А вот в Дагестане процесс погружения республики в пучины исламского средневековья принял совершенно неподконтрольные формы. Шарлатаны или ваххабитские деятели принимают население на дому, учат "правильно" молиться, поглощать тоннами привезенное с Ближнего Востока масло черного тмина и прочую гомеопатию, носить закрытую исламскую одежду, и жестко карают за непослушание новоиспеченных адептов своих исламских сект. В исламских магазинах, которые работают на каждом шагу, вы можете свободно купить диски, кустарно записанные на явочных квартирах ребят, изгоняющих дьявола при помощи чудо-воды, которую они бесплатно раздают страждущим. Выглядят ребята типично: в хорошей спортивной форме, на неплохой машине и в сопровождении интеллектуально одаренных борцов.

Также по теме: Освобождение Кавказа. Место действия - Чечня

Мой знакомый дагестанец П. - знаток арабского, "саудит", включенный в список 100 самых известных арабистов саудитским же изданием, почти два года принимал на дому женщин и молодых мужчин, подвергая их странным обрядам "изгнания джиннов" с намоленой водой. Он вел агрессивную пропагандистскую работу в своем селе. Сопровождавший меня в Дагестан для интервью с "проповедником" сотрудник чеченского МВД отметил после, что во время моего разговора с кудесником здание кафе по периметру и внутри охраняли несколько профессиональных борцов: личная охрана лекаря. "Вообще, будь поаккуратней с такими людьми, у нас в Ведено накануне Второй войны к ним выстраивались очереди, посмотреть на чудеса, потом многие перешли "на ту сторону" и до сегодняшних дней не дожили", - сказал офицер МВД.

Ровно через два года после начала деятельности моего знакомого врача и проповедника небольшой поселок под Махачкалой стал едва ли не центром ваххабитского движения, и осенью 2011 года спецоперация за спецоперацией стали сотрясать спокойный до того поселок.

И что же? Десятки арестованных молодых людей. Рейды и спецоперации. Взрывы и драки у мечети села. А главный проповедник остается на свободе и спокойно переезжает в Хасавюрт, становясь преподавателем в медресе, в которое человек с улицы и зайти не может. Родители, приезжая за обучающимися там детьми, звонят в ворота, их идентифицируют через видеокамеру и только тогда впускают. Мавр сделал дело, мавр может тихо уйти?

И все это происходит на фоне странных дискуссий по республиканскому телевидению, где власть пытается понять, как нам "реабилитировать ушедших в лес".

Второй пугающий фактор предвоенной дестабилизации: начиная с 1999 года в Чечне бандформирования охотились на военных и на сотрудников МВД, присягнувших Конституции РФ. Что мы видим в Дагестане? Примерно та же схема: отсутствие терактов против мирного населения и целенаправленное уничтожение сотрудников МВД, олицетворяющих "верховную российскую власть". Претензий к коррумпированной полиции и у других жителей РФ достаточно. Но в Дагестане сотрудники полиции не просто стали объектами критики, нет - они объявлены объектом охоты и уничтожения именно как символ российской государственности.

В итоге мы видим два мощных фактора - исламизация, точнее усиление салафитского радикально настроенного крыла ислама, и убийства сотрудников силового аппарата власти РФ, предвестники гражданской войны, предвестники предвоенной дестабилизации. Колонны военной техники - это не самое страшное, что может ждать Дагестан в ближайшее время. Проблему не удастся решить одним лишь вводом внутренних войск МВД РФ и режимом КТО, потому что в течение последних лет именно власти Дагестана, манипулируя и играя в политические игры, так или иначе допускали разжигание гражданской войны, которая может внести смуту во взрывоопасный южный рубеж РФ на долгие годы.

Юлия Юзик