Тема дня

В Грузии готовят охоту на политиков-оборотней

Грузинский президент Михаил Саакашвили за время акций оппозиции неоднократно пытался вычислить среди своих оппонентов «агентов Кремля». Тщетно. За свои голословные обвинения в адрес Нино Бурджанадзе, адвокат президента ответит в суде. Но в ряде случаев, как говорится, удалось-таки навести тень на плетень. И все - благодаря сомнительным аудиозаписям телефонных разговоров из практики ведомства Мерабишвили.

Так, весной был подавлен очень странный «мятеж» грузинских военных на базе в Мухровани. Были арестованы несколько генералов и оппозиционно настроенный военный эксперт Вахтанг Маисая. Официальный Тбилиси заподозрил их «в связях с российскими спецслужбами» и «в заговоре с целью свержения власти». Правда, оппозиция в долгу не осталась и обвинила власти в пособничестве России, хотя сейчас эта версия выглядит внешне очень маловероятной. Скорей уж, руководство страны работает на ЦРУ. Но реалии сегодняшней Грузии таковы, что «всех собак» принято вешать на Москву, а негативно отзываться о Вашингтоне - ни-ни, это - «моветон»

В июле разгорелся еще один «агентурный скандал». Грузия отказала во въезде двум российским дипломатам, которые направлялись для работы в секцию посольства Швейцарии в Тбилиси, представляющей интересы России. Основанием послужили подозрения, что эти чиновники якобы имеют отношение к российским спецслужбам. Все эти шпионские кампании привели к тому, что грузинское общество стало болезненно подозрительным. Агенты видятся повсюду. Поэтому не удивительно, что законопроект по люстрации бывших агентов КГБ вышел на повестку дня.

По мнению автора этой инициативы, председателя фракции «Сильная Грузия» Гии Тортладзе, нововведение должно коснуться всех чиновников, а в особенности - высокопоставленных. Причем, в отставку должны будут уйти не только бывшие сотрудники служб безопасности, которые, понятное дело, бывшими не бывают, но и все бывшие члены коммунистической партии и комсомола. Они, по словам Тортладзе, до сих пор оказывают серьезное влияние на грузинскую политику. Грузинское общество, указывает ретивый блюститель политической невинности, уже 17-й год ожидает принятия закона о люстрации. Первоначальный проект был разработан еще осенью 2005 года парламентом предыдущего созыва. Инициатива исходила от Республиканской партии и консерваторов, вместе с которыми тогда выступал и Гия Тортладзе.

Новый вариант закона «О регистрации, добровольном признании и проведении через реестр сотрудников тайных спецслужб бывшего СССР» уже подготовлен и в скором времени будет вынесен на рассмотрение парламента. «Документ подразумевает декоммунизацию. С 1991 года страны Восточной Европы и Прибалтики приняли закон о люстрации. Этот закон стал гарантом демократического развития данных государств. Данные примеры показывают, что путь цивилизованного развития и безопасность нашей страны требуют принятия закона о люстрации», - отметил Тортладзе.

«Бывшие» должны будут сами уйти в отставку, если их должность окажется в списке, определенном законопроектом. Если добровольно от рабочего места они не откажутся, специальная госкомиссия огласит их имена. Эта же комиссия будет принимать «повинные» и от бывших кэгэбэшников. Они обязаны будут «раскрыть карты» в течение полугода, после принятия закона.

Критика законопроекта уже дорого обходится смельчакам. Так, политолог Рамаз Климиашвили позволил себе высказать сомнения в его эффективности, и тут же получил в свой адрес обвинение в сотрудничестве с российскими спецслужбами. Гия Тортладзе в эфире телекомпании «Рустави-2» заявил, что якобы располагает документом, «по которому тамошнее имя Рамаза Климиашвили - «Саша». По его словам, законопроект раздражает не только ФСБ России, но и тех лиц, которые сотрудничает с этой службой в Грузии.

Климиашвили называл доводы Тортладзе «смешными». «Как видно, в список агентов попал потому, что во время Советского Союза меня пустили заграницу по той причине, что моя супруга была англичанка. Тогда же считали, что право на выезд за рубеж и проживание коммунистический режим дает только собственным агентам», - пояснил он. Кстати, на телефонные звонки с московскими номерами, как выяснила GeorgiaTimes, он теперь старается не отвечать.

Самого Тортладзе, по словам политолога, «ненавидит вся Грузия», потому что он «продажный». Напомним, что бывший президент Федерации скалолазов Грузии впервые попал в парламент в 2004 году в рядах правящей партии «Единое национальное движение». Потом перешел в оппозицию. Сначала стал членом партии «Путь Грузии» Саломэ Зурабишвили, затем - членом созданной Ираклием Окруашвили партии «Движение за единую Грузию». После выборов в парламент 21 мая 2008 года он стал одним из немногих представителей оппозиции, которые не отказались от мандатов. В последние месяцы сам Тортладзе заявляет, что находится в «конструктивной оппозиции к властям и изнутри, из парламента, ведет борьбу за справедливость и законность».

Внепарламентская оппозиция обвиняет Тортладзе в «сговоре с властями». По мнению политолога Рамаза Сакварелидзе, закон «О люстрации» власти намерены использовать в качестве «орудия политической борьбы». Он напомнил о том, что параллельно акциям протеста власти обвиняли представителей внепарламентской оппозиции в агентурной работе на Россию. «По-моему, принятие закона «О люстрации» является продолжением этой темы. Думаю, этот закон обязательно будет задействован, однако насколько законно он будет использован - еще надо спросить, особенно в условиях несправедливого правосудия», - пояснил Сакварелидзе GHN.

А вот глава организации «Бывшие политзаключенные - за права человека» Нана Какабадзе считает иначе. Она уверена, что парламентское большинство заблокирует эту идею. По ее мнению, бывшие кэгэбэшники теперь служат нынешнему руководству. Какой смысл их дезавуировать? Законопроект не изменит и ситуации с прослушкой и слежкой, так как уже сейчас МВД Грузии осуществляет тотальный контроль над гражданами, утверждает Какабадзе. Возможно, она права в том, что власти снова заблокируют люстрацию. В 2006 году парламентский секретарь правительства Грузии Георгий Хурошвили мотивировал это тем, что у Грузии нет-де возможности идентифицировать тех агентов, которые служили в КГБ СССР, поскольку основной список агентов находится в Москве и недоступен грузинской стороне...

Сейчас этот аргумент напомнил вице-спикер парламента Михаил Мачавариани. Правда, отмечает он, на инициативу Тортладзе во время дебатов в парламенте положительно отозвался президент страны. Михаил Саакашвили, как пишут СМИ, в компартии не состоял, из комсомола был исключен за распространение диссидентской литературы. Но вот агентом вполне мог быть. Не случайно, ему помогли прийти к власти, в том числе - как гласит молва - и российские политики, прислав для усмирения сторонников Шеварнадзе министра иностранных дел России Виктора Иванова.

В интервью GeorgiaTimes директор Центра стратегических исследований Ираклий Менагаришвили назвал законопроект, презентованный Тортладзе, политической акцией. По его словам, это вряд ли будет реально способствовать безопасности Грузии. «Подобную операцию надо было провести лет 15 назад», - иронизирует политолог. Сейчас же, по его словам, эффект от закона будет минимальным. Он снимет некоторую напряженность в обществе, в котором осталась неудовлетворенность тем, что в других европейских посткоммунистических странах люстрация была проведена, а в Грузии - нет.

Что же касается разоблачения «российских агентов», то Менагаришвили отказался даже рассуждать об эффективности работы этого «инструментария». Надо сказать, что президент России Дмитрий Медведев и другие официальные лица не раз заявляли о нежелании вмешиваться во внутриполитические дела Грузии и отрицали способность повлиять на ситуацию. Однако грузинский политолог не верит этим заявлениям: «Россия не остановилась перед прямой агрессией (имеется в виду российская акция по принуждению к миру, последовавшая после нападения Грузии на Цхинвал - ред.), с какой же стати она будет прекращать тайную деятельность?».

Впрочем, ни одна крупная держава в мире не обходится без агентов. Другое дело, чьи именно спецслужбы сейчас активнее работают в Грузии. Судя по тем проблемам, которые Тбилиси в последние годы доставляет Москве, пока преимущество не за ее спецслужбами.