Тема дня

Журналисты - главная опасность для Тбилиси?

GeorgiaTimes разбирался в ситуации.

Инцидент в аэропорту не стал поводом для сворачивания деятельности и народной дипломатии. Вчера представитель российской делегации грузино-российской общественной комиссии по урегулированию конфликтов на Кавказе Алан Касаев, которого пограничники не задержали на границе, и сопредседатель ее грузинской части Малхаз Гулашвили встретились с Католикосом-Патриархом всея Грузии Илией II. Сегодня в гостинице «Рэдиссон» состоится «круглый стол», в ходе которого будут рассмотрены проблемы, существующие между Россией и Грузией.

Как сказал сопредседатель комиссии с грузинской стороны Малхаз Гулашвили, на конференцию приглашены все заинтересованные политологи, эксперты и политики. По его словам, в ходе «круглого стола» будут рассмотрены вопросы возобновления прямого воздушного сообщения между Россией и Грузией, возвращения грузинской продукции на российский рынок, упразднения визового режима, урегулирования этнических конфликтов, а также проблема возвращения беженцев.

Какую оценку грузинская общественность даст выпаду грузинских властей в адрес российских журналистов? По большому счету, вчера руководство страны продемонстрировало, что принимает решения единолично и не считается с общественным мнением. Оппозиция, митинговавшая несколько месяцев подряд, неоднократно заявляла, что необходимо налаживать отношения с Москвой.

Такую же позицию не раз высказывал Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия Второй. Именно его здесь считают духовным лидером нации. Именно он после августовских событий положил начало диалогу представителей народной дипломатии двух стран. Впрочем, в грузинских СМИ давно появились слухи, что власти не очень-то довольны деятельностью Патриарха, который уж слишком активно ведет диалог с российским духовенством.

Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия Второй осудил действия властей, которые в среду не впустили в Грузию российских журналистов - представителей общественной организации по урегулированию гуманитарных последствий российско-грузинского конфликта. Об этом сообщил РИА Новости член комиссии с грузинской стороны Малхаз Гулашвили после встречи с Патриархом, которая состоялась вчера вечером в Патриархии.

«Это можно назвать только гонением на инакомыслящих. Как это еще можно назвать, если Патриарх осуждает такой поступок? Когда он говорит, что это неприемлемый поступок, а ни одна официальная структура не делает никаких комментариев? Я считаю, что это дает нехороший повод российским спецслужбам ответить грузинским журналистам аналогичной монетой», - сказал Гулашвили.

Между тем, агентство «Кавказ-пресс» со ссылкой на источники в правоохранительных органах подтверждает, что российским журналистам было отказано во въезде в Грузию «за неоднократное нарушение грузинских законов и нелегальное посещение Абхазии и Самачабло». Как сообщают источники агентства, по законам, грузинская сторона имела право арестовать нарушителей в аэропорту и взыскать штраф, однако ограничилась лишь выдворением их из страны.

Одним словом, в последнее время власти Грузии усиленно манипулируют «Законом об оккупированных территориях», принятым в октябре прошлого года. Этот закон, в частности, ограничивает крупную предпринимательскую деятельность на территории Абхазии и Южной Осетии без согласования с грузинскими властями и регламентирует передвижение иностранных граждан. Под санкции этого закона попадают все компании, которые ведут или собираются вести бизнес в молодых республиках Южного Кавказа, а также все туристы, отдохнувшие в Абхазии.

До недавних пор этот закон, как и многие другие, оставался лишь на бумаге. Но то ли из-за того, что международное сообщество не оправдало ожиданий официального Тбилиси, то ли для того, чтобы на фоне политического кризиса продемонстрировать власть закона, то ли чтобы вновь отвлечь внимание общественности от внутренних проблем и переключить внимание на «внешних врагов», положения закона заработали на всю катушку. Именно поэтому возникла нынешняя угроза столкновений в акватории Черного моря. Грузинские власти арестовывают судна, следующие в Абхазию. Власти Абхазии намерены предпринять ответные меры.

Максим Шевченко и Владимир Мамонтов пригласили своих грузинских коллег подискутировать в Москву. Контакты будут продолжены, несмотря ни на что. Однако нынешнее мероприятие в Тбилиси носило международный характер. И вряд ли представители International Alert, которые также являются участниками встречи, промолчат относительно факта выдворения российских журналистов. Поэтому нынешний инцидент может вылиться в очередной международный скандал.

Корреспондент GeorgiaTimes cвязался с Максимом Шевченко, дабы прояснить подробности вчерашнего инцидента в тбилисском аэропорту. Наш собеседник рассказал следующее:

- Ситуация просто анекдотичная. Никаких штампов в российских паспортах при пересечении границ Абхазии, Южной Осетии, Белоруссии и даже Украины не ставятся. Мы можем пересекать границу по внутреннему паспорту, без международного. Так что все разговоры о штампах в паспортах - полный блеф. Мамонтов никогда не был ни в Абхазии, ни в Южной и даже Северной Осетии. Я же не скрываю, что бывал в Абхазии и Южной Осетии. Занимаюсь миротворческой деятельностью, стараемся наладить диалог по поводу Карабахского конфликта. Предложения по налаживанию диалога с Россией, возвращению на российский рынок грузинской продукции, налаживанию диалога с абхазской и югоосетинской стороной - с этими инициативами мы ехали в Тбилиси.

К тому же мне никто не объяснил - почему именно меня не пускают в страну. Сказали, что по статье четырнадцатой. Какого закона? Никто из пяти офицеров пограничной службы мне так и не ответил.

Я думаю, это - заказ людей в руководстве. Я намеренно не употребляю слово властей. Потому что с нами хотел встретиться спикер парламента Давид Бакрадзе, вице спикер. Так что законодательная власть, получается, ничего против нашего приезда не имела. Нас благословил сам Илия Второй. Может, теперь для грузин не имеют значения слова Патриарха? Не знаю. Хочу отметить, что Патриарх, узнав о случившемся, выразил слова сожаления, а нам передал слова любви и молитву, прислал четки и духовные книги, которые благословил.

Так что решение нас не пускать принимали конкретные люди, которых не устраивает нормализация отношений с Россией. Думаю, они решили, так сказать, выбирать между двух зол - пустить нас, мы встретимся с общественностью, оппозицией, представителями власти и начнутся взаимные шаги к диалогу, либо просто нас не пустить, несмотря на международный скандал.

Они выбрали второе, так как не пожелали обострения внутриполитической ситуации. Ведь оппозиция выступает за нормализацию отношений с Россией.

Максим Шевченко не исключает, что решение о недопущении российских журналистов в Тбилиси принималось, в том числе и в американском посольстве. Скорее всего, принимать такое решение было непросто, но на них надавили. В заключение наш собеседник отметил, что работа комиссии не будет прервана. Мы намерены приглашать грузинских журналистов к себе. Газета «Известия» готова предоставить в своем издании страницы для грузинских журналистов.

Несколько позднее на страницах одного из грузинских Интернет изданий появилось общение под заголовком: Российские журналисты намерены разыграть "добродушный блеф".

Как оправдательный аргумент приводится такой факт: Совсем недавно планировалось осуществить совместный проект между грузинским агентством GHN и российской газетой «Правда». Проект предусматривал взаимное посещение журналистами изданий Грузии и России. Как сообщало агентство GHN, российский МИД не разрешил грузинским журналистам въехать на территорию России.

В российском МИДе нашему корреспонденту сказали, что визу грузинскому журналисту из GHN давно выдали.

Звоним первоисточнику - главе GHN Гоче Мирцхулава.

- Визу ваш корреспондент в Россию получил?

- Да, с некоторой заминкой говорит собеседник на другой стороне провода. Но ему также высылал приглашение другая организация - и мы решили, что визу дали по тому приглашению, а не по-вашему...

В любом случае, грузинский журналист уже получил визу и благополучно уехал в Тбилиси.

Без комментариев, как говорится. То ли авторы статьи о блефе не потрудились выяснить у своих коллег - дали их коллеге визу или нет, то ли связь в Грузии такая плохая, что уточнить что-нибудь практически невозможно, то ли сами блефовали из самых лучших чувств к стране или ее руководству. Но блеф у грузинских коллег получился недобродушный.