Аналитика

Грузия подружилась с врагом Америки

Грузия ни с того ни с сего стала одним из приоритетов иранской политики. Об этом прямым текстом заявил во время визита в Тбилиси заместитель министра иностранных дел Ирана Рамин Мехманд Фарасти.

Делегация исламской страны за два дня в грузинской столице успела перевернуть с ног на голову расстановку сил в регионе Южного Кавказа и Среднего Востока. Две страны, пребывающие на противоположных векторах развития (религиозная идеология против демократических ценностей), тяготевшие к двум противоположным геополитическим центрам мира (России и США) невероятно сблизились.

Уже через три месяца между Грузией и Ираном будет отменен визовый режим. Соответствующее соглашение готовится. В Аджарии откроется дополнительное иранское диппредставительство - консульство в Батуми. МИДы будут сотрудничать в сфере СМИ. Тегеран обещает инвестировать в гидроэнергетику и сельское хозяйство Грузии и «рассмотреть вопрос о поставках природного газа».

В июне Грузию посетит глава МИД Ирана Манучехр Моттаки. А вслед за ним в Тбилиси может приехать и сам президент Махмуд Ахмадинежад! По данным российской газеты «КоммерсантЪ», глава Исламской республики давно мечтал навестить Тбилиси, но приглашение ему было неожиданно направлено в Тегеран всего неделю назад.

Такой оборот событий можно было предсказывать еще в начале этого года, когда глава грузинского МИД Григол Вашадзе вдруг поддержал ядерную программу Ирана, несмотря на то, что США не доверяют ее мирным целям Тегерана. Как раз тогда Россия дала понять, что может согласиться на санкции ООН против Ирана. В ответ Ахмадинежад поддержал целостность Грузии и пожелал присоединиться к проекту Nabucco.

Грузия давно потихоньку диверсифицирует свою внешнюю политику в регионе. Она развивает связи не только с Турцией и Израилем - фаворитами США, но и с арабскими странами. Тот же Иран спас Грузию газом, когда поставки российского топлива были прекращены из-за взрывов на газопроводах в 2005 году. Правда, американцы не позволили тогда заключить договоры на постоянное снабжение «молодой демократии» «исламским газом», также, как сейчас возражают против использования иранских месторождений для Nabucco.

Но никогда еще Тбилиси так демонстративно не отклонялся от курса Белого дома в своих заигрываниях с самым бескомпромиссным критиком американской гегемонии - Ираном.

По мнению грузинских экспертов, дружба с Ираном потребовалась Михаилу Саакашвили, чтобы привлечь внимание США. «Наши власти явно обижены на Запад и США, которые, по их мнению, недостаточно поддержали нас в борьбе с Россией», - комментирует ирано-грузинское сближение Георгий Хухашвили.

Саакашвили пригласил в страну президента Ирана, чтобы «позлить» американского лидера, считает лидер лейбористов Шалва Нателашвили. По его словам, это будет местью за то, что Обама за три недели пребывания грузинского президента в США не удосужился оказать ему прием. А ведь ранее Саакашвили, по словам лейбориста, «готовил Грузию как плацдарм США против Ирана», пишет «Алиа».

Впрочем, Белый дом, судя по холодности приема Саакашвили, уже достаточно зол на неудачливого протеже Америки, который, как выясняется, давно проворачивал темные делишки во благо американских врагов. Отставной и эмигрировавший в Израиль министр обороны Давид Кезерашвили два года назад продавал Ирану ракеты, купленные на Украине. Об этом стало известно консерватору, кандидату на пост мэра Тбилиси Звиаду Дзидзигури.

«Из органов безопасности мне предоставили информацию о том, что два-три года тому назад в Украине купили ракеты и потом продали Ирану. Об этом узнали соответствующие службы США и сегодня в министерстве обороны Грузии идет серьезная ревизия», - цитирует оппозиционера газета «Резонанси». Дзидзигури не исключает, что с этим скандалом связан майский визит в Грузию директора ФБР Роберта Мюллера.

Как предполагали эксперты, глава американского бюро расследований изучал факты коррупционных сделок по «делу Альвиреза» (одного из 22 сотрудников оборонных компаний-поставщиков военных ведомств США, арестованных в Лас-Вегасе и на Майами). Продажа украинских ракет Ирану также могла иметь место, полагает военный эксперт Гиоргий Мелитаури. «Два года тому назад была проведена секретная спецоперация в Грузии и был задержан гражданин Ирана. Его обвиняли в незаконной торговле оружием», - напоминает он.

Но тогда оружие Ирану Грузия продавала исподтишка. А теперь сотрудничает с ним в открытую. И все это похоже на ход конем со стороны Грузии в ответ на «перезагрузку» между Россией и США. Как полагает эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе, правы те, кто утверждает, что «Америка отдала Южный Кавказ России в обмен на Иран». «За спиной у Грузии идут какие-то переговоры», - говорит он, проанализировав последние заявления республиканца Джона Маккейна и Обамы.

Обаме уже крепко досталось от приверженцев агрессивной внешней политики за все уступки, которые он сделал России в обмен на будущие «неэффективные», по выражению The Washington Post, санкции против Ирана. Как пишет эта влиятельная газета, «последние урановые маневры Тегерана, осуществляемые при посредничестве Бразилии и Турции, это хитрая уловка». Речь идет о дообогащении ядерного материала в Турции, на которое согласился Тегеран. Однако эти маневры не позволят ввести действенные санкции, за которые Вашингтон «отдал» России Грузию, Украину, планы по ПВО и так далее. «Это не просто ослабление Америки. Это отступление Соединенных Штатов по всем фронтам», - негодует автор публикации The Washington Post.

В мажорной тональности объясняет происходящее Константин Эггерт, редактор русской службы Би-Би-Си и член Британского Королевского института международных отношений. Действия Обамы, по его оценке, укладываются в логику так называемой «постамериканской» внешней политики. «Она заключается в отказе от претензий на безусловное мировое лидерство и переходе к более сбалансированным и деидеологизированным отношениям с другими странами», - пишет эксперт на страницах «Коммерсанта».

С этой позиции объяснимо и «попустительство» ядерной программе Ирана, и взгляд сквозь пальцы на самостоятельную политику Грузии в отношении Исламской республики. Это первые признаки построения многополярного мира. Однако, по словам Эггерта, Иран расценивает уступки как слабость США, «а слабых на Ближнем Востоке не уважают».

Впрочем, в благородство новой администрации Белого дома поверить трудно. Более правдоподобной выглядит версия агентства Regnum о том, что Иран старается наладить диалог с США, обидевшись на Москву за обещание поддержать антииранские санкции, за торможение контракта по поставкам систем противоракетной обороны C-300 и запуска АЭС «Бушер».

Грузия же выбрана в качестве посредника между Тегераном и Вашингтоном. И в пользу этой версии говорит заявление Рамина Мехмана Фарасти в Грузии о том, что Иран готов к изменению политики в отношении США. «В том случае, если США изменят в отношении Ирана свою вражескую политики, и мы изменимся, но как видно, США не заинтересованы в урегулировании отношений. Они желают повлиять на Иран, но наш девиз не Восток или Запад, а Исламская республика Иран», - заявил иранский гость.

Главной задачей американо-иранского регионального сближения станет вытеснение России с Южного Кавказа с использованием грузинского фактора, а также сложной ситуации, складывающейся в зоне нагорно-карабахского конфликта, полагает Regnum. Увидеть результаты этой комбинации мы сможем в ближайшее время, если только Россия не сможет вернуть доверие Ирана. А она по-прежнему настроена на санкции, хотя и пытается добиться нейтралитета Америки к замороженным российско-иранским контрактам.

Белый дом, по ощущениям вице-премьера Сергея Иванова, находящегося сейчас в Вашингтоне, не в обиде на Россию за военно-техническое сотрудничество с исламской республикой. «Мы ничего не делали и не будем делать для того, чтобы способствовать развитию каким-то образом, даже косвенным, ядерных или ракетных программ Ирана и поставок туда агрессивных и наступательных видов вооружений. Но это не значит, что любые поставки любых вооружений от патронов до элементарных систем ПВО следует смешивать и подвергать санкционным механизмам», - цитирует его «Интерфакс». То же самое будет касаться и реализуемого Россией в Иране проекта по строительству АЭС в Бушере.

Выполнение российских обещаний улучшит отношения с Тегераном. Но осуществить поставки ракет и достроить атомную станцию Москва может только в том случае, если Обама действительно вышел на «постамериканскую» линию внешней политики. Если же грузино-иранское сближение идет под американским контролем, то Вашингтон не позволит вернуть российско-иранскую дружбу.