Аналитика

Беженцы, которые никому не нужны

"Все вынужденно перемещенные лица имеют право на достойное возвращение домой..." - эта фраза уже два десятилетия кочует из одной резолюции ООН в другую. Но на практике никакого возвращения не будет.

И не будет главным образом потому, что никто пока никуда не собирается возвращаться. Только что были опубликованы результаты опроса среди беженцев из Абхазии, который провела английская неправительственная организация "Ресурсы примирения" при партнерстве еще ряда фондов. Этот опрос ставил целью выяснить общественное мнение среди беженцев, и в первую очередь по вопросу о возвращении к родным местам. Этому исследованию можно доверять, потому что охват респондентов был очень большим, а работа проводилась в разных географических точках страны, где ныне проживают бывшие жители Абхазии.

Так вот, согласно данным этого опроса, 85 процентов беженцев не готовы вернуться в Абхазию, если там не будет восстановлена грузинская юрисдикция. Данный опрос не охватывал беженцев из Южной Осетии, поэтому их мнения на сей счет мы не знаем, но можно предсказать, что результаты будут такими же. И лишь 10 процентов респондентов готовы на возвращение в ту Абхазию, какая есть. Есть эксперты, которые сомневаются в достоверности результатов опроса, имея в виду, что многие респонденты боятся говорить правду и говорят не то, что думают. И тем не менее, результат показателен в смысле демонстрации реальной картины общественного мнения среди беженцев.

Читайте также: Из Тбилиси со скандалом.

Международное сообщество предпочитает говорить о технической стороне дела - о разрушенных домах и утерянном имуществе, но не о сути. Большая часть грузинских беженцев покинули Абхазию и Южную Осетию не только потому, что шла война и существовала угроза жизни. Они не хотели после победы сторонников независимости оставаться в своих домах - уже вне Грузии. Они, можно так сказать, идеологические беженцы. И примут решение о возвращении, только если Грузия восстановит контроль над своими бывшими автономиями. А этого не предвидится, поэтому и паковать чемоданы пока не стоит. Поэтому ясно: бесконечное перетирание вопроса о судьбе беженцев в разных международных инстанциях, просто разговор ни о чем.

Читайте также: Беженцы поссорили Тбилиси с Ереваном.

Понятно, что властям Грузии выгодно иметь у себя массу людей, интересами которых можно спекулировать. В Тбилиси не заинтересованы вести диалог о возвращении людей в нынешних условиях. Предположим, беженцам говорят, что они могут возвращаться. Первыми выступят против такой перспективы власти Грузии. Им нужно, чтобы была реальная масса бывших жителей Абхазии, выступающих против проекта независимости. А возвращение людей в первую очередь означает, что они приняли эти проекты независимости.

Но есть те десять процентов беженцев, которые готовы вернуться в Абхазию вне зависимости от политических обстоятельств. Что с ними делать? Возможно, вокруг этой темы и стоило бы вести переговоры. Но никто, видимо, делать этого не собирается. Международное сообщество эта тема не особо волнует, грузинские власти хотят оставить все как есть, чтобы иметь в своем распоряжении такой ресурс, как беженцы. Ну а абхазские и осетинские власти тоже в принципе все устраивает. Беженцев они видеть не хотят, и чем дольше продолжаются вялотекущие дебаты об их судьбе, тем меньше шансов, что они когда-либо вернутся.

Проблема беженцев неразрешима ни с каких сторон. Допустим, люди могут возвращаться. Где в таком случае они поселятся, где будут учиться их дети, чем зарабатывать на жизнь?

Ведь нынешняя Абхазия и Грузия - действительно совсем разные страны, с разным менталитетом, укладом жизни, экономикой и т.д. "Возвращение в свои дома" - еще один миф, который тщательно поддерживается в Грузии. От большинства этих домов остались развалившиеся стены, с выросшими прямо посреди них деревьями. Либо же там кто-то живет - люди, потерявшие кров во время войны. Значит, если даже какая-то небольшая группа беженцев решит вернуться, то для нее надо будет строить новое жилье. Кто и на какие деньги это сделает?

Читайте также: Грузинские ВПЛенники.

Беженцы - это грузины, люди говорящие на грузинском языке. Где и как смогут учиться дети тех, кто все же решит вернуться в Абхазию? В общем, ответы на все эти вопросы никто не даст. Хотя бы потому, что все это обсуждать бессмысленно, пока нет политического решения об их судьбе, одобренного всеми участниками процесса.

Кажется, самый лучший путь - адаптировать людей на месте. Как это делают грузинские власти, мы видим. Они действительно вложили часть международной помощи в строительство жилья для беженцев. Только построили эти дома у черта на куличках, в деревнях, где нет работы и никаких условий для жизни. Как раз на днях начался очередной этап выселения людей из общежитий в Тбилиси. Им предлагают ехать на все четыре стороны - хоть на восток, хоть на запад, и там и там есть готовая к заселению недвижимость. Но фактически людям придется второй раз стать беженцами, потому что они, как бы там ни было, почти 20 лет прожили в Тбилиси. И этот город уже стал их домом, где есть работа, знакомые, родственники. Теперь же людям - по большей части уже пожилым - предлагают еще раз начать жизнь с чистого листа, в чистом поле.