События

Тбилиси просит у Цхинвала прощения

25-летняя Нана Коберидзе, жительница одного из приграничных с Южной Осетией грузинских сел, была смертельно ранена в результате беспорядочной стрельбы или, по другим данным, серии одиночных выстрелов. Поскольку событие произошло в непосредственной близости от границы с ЮО, то грузинские СМИ сходу возложили вину за инцидент на осетин. Представители официального Цхинвала немедленно опровергли эту информацию, но где им тягаться с грузинской информационной машиной?

Как это ни странно, но опровержение из Тбилиси все-таки пришло. За неправильную подачу информации извинились грузинские силовики. Выяснилось, что стреляли с территории Сакартвело. Подобного опровержения не было, наверное, никогда в истории грузино-осетинского конфликта. Теперь в Цхинвале гадают, к чему бы это. Официальную позицию осетинской стороны выразил заместитель полномочного представителя президента Республики Южная Осетия по постконфликтному урегулированию Мераб Чигоев. Он сказал, что, возможно, опровержение и извинение последовало вслед за объективным расследованием обстоятельств гибели молодой женщины представителями Миссии международных наблюдателей Европейского Союза в Грузии. Во всяком случае, власти ЮО информацию о случившемся получили от них.

Однако официальный Цхинвал уже не устраивает только лишь извинение со стороны грузинских силовых структур. Мераб Чигоев требует, чтобы опровержение появилось на тех грузинских информационных сайтах, где была размещена новость об обстреле с осетинской стороны.

Действительно, вполне возможно, что официальный Тбилиси был вынужден извиниться перед властями ЮО под давлением Миссии европейских наблюдателей. Но есть в этом деле и другие нюансы. МВД Грузии не хочет осложнять отношения с юго-осетинскими силовиками - а отношения есть. В последнее время правоохранительные органы двух стран контактируют друг с другом и ведут определенное сотрудничество. Эти контакты, естественно, неформальны, но, видимо, важны как минимум для грузинской стороны, а может быть, и для юго-осетинской тоже.

Пока что, уже не раз и не два, осетинские силовики выручали своих грузинских коллег, разыскивая и передавая в Сакартвело беглых преступников. Последний раз так было 8 июля, когда Грузии были выданы Ираклий Саакашвили и Габриэл Башарули, обвиняемые там в совершении тяжких преступлений.

Преступников искали с 28 июня. И это далеко не единственный случай, когда грузинских преступников выдают осетины. Аналогичная операция проходила в июне на границе Грузии с Южной Осетии в районе Ленингора. Тогда свидетелями передачи преступников были местные жители.

Другой вопрос, что все это взаимодействие базируется на личных договоренностях и особо не афишируется, чтобы правоохранительным органам не задавали лишних вопросов. А их может быть много. Например, какая юридическая база существует для такого сотрудничества? Как выяснить, правда ли перебежчик является матерым преступником, или он скрывается от грузинского "правосудия", о работе которого мы хорошо знаем по последним шпионским скандалам?То есть, решение - выдать, не выдать - принимают в Цхинвале конкретные люди, исходя из своих субъективных оценок.

В самой Южной Осетии считают, что все по закону. Власти республики занимаются не депортацией, а выдворением незаконно пересекающих границы ЮО, не вдаваясь в подробности, зачем эти люди бегут в их республику. Но мы всё-таки считаем, что человечность никогда не помешает.

Тем более что среди них действительно могут быть политические беженцы. По признанию Бориса Чочиева, представителя президента ЮО по вопросам постконфликтного урегулирования, есть случаи, когда перебежчики обращаются за помощью в посольство Российской Федерации. Они хотят получить политическое убежище в России, и тогда осетинские власти не выдворяют их назад, в Грузию. Почему-то до сих пор нет ни одного случая, когда за предоставлением убежища обращались бы к властям Южной Осетии. Гонимые политикой люди хотят выбраться в Россию.

Несмотря на то,что все это сотрудничество напоминает некий "междусобойчик" грузинских и юго-осетинских правоохранительных органов, существует одна публичная площадка, где обсуждаются вопросы, связанные с судьбой людей, незаконно попавших на территорию ЮО. Это консультации в Женеве, где, если необходимо, обсуждается каждый конкретный такой случай.

Пока же, по словам Чочиева , сотрудничество с Грузией - это "гол в одни ворота". Дело в том, что осетины регулярно выдают грузинам их преступников, а вот грузины делать этого не спешат. Они либо осуждают граждан Южной Осетии в Грузии, либо ждут удобного момента для того, чтобы обменять их на кого-то, кто находится в осетинской тюрьме.

Итак, мы наблюдаем ситуацию, когда, вопреки конфликту, силовики Грузии и Южной Осетии сотрудничают друг с другом. Работа ведется если и не скрытно, то, в любом случае, особо не афишируется. Потому что обращения грузинской полиции к цхинвальским коллегам могут быть расценены как косвенное признание легитимности ЮО.

Поэтому, скорее всего, МВД Грузии и извинилось перед осетинской стороной за информацию СМИ об обстреле грузинской территории. Сейчас сотрудничество с Цхинвалом на вес золота, поэтому пропаганда может подождать.