События

Грузинская тюрьма: на свободу за 50 тысяч лари

29 марта в Генеральную прокуратуру Грузии на имя главного прокурора страны Муртаза Зоделава поступило заявление от заключённого Ильгара Мамед-задэ. В заявлении гражданин Мамед-задэ указывает на многократные факты избиения, называет конкретные имена и ссылается на заключения медицинской экспертизы.

Ильгар Мамед-заде был задержан при крайне странных обстоятельствах. В 2005 году Тбилиси готовился к приезду президента Соединённых Штатов Джорджа Буша. Чтобы принять столь высокопоставленного гостя с должным почётом, на одной из центральных площадей Тбилиси, Тависуплебис Моэдани, власти города решили устроить уличную экспозицию старинных ковров и килимов. Семья Мамед-заде владеет небольшим специализированным магазином в центре на Мейдане, который как раз торгует старинными коврами. Вот к ним и обратились представители администрации президента с просьбой выставить свои ковры на площади. Мамед-заде с удовольствием согласился. Надо сказать, что Джордж Буш был впечатлён экспозицией и приёмом настолько, что сфотографировался с Ильгаром Мамед-задэ и даже наградил его орденом Белого дома, а позже, уже находясь в своей стране, выслал письмо с благодарностью.

Читайте также: От тюрьмы до Грузии не зарекайся

Через некоторое время Ильгар едет в Батуми, куда его пригласили друзья, и внезапно его, уже готового возвращаться домой, останавливают полицейские и производят обыск. При нём обнаруживают некоторое количество амфетаминов, что с лихвой позволяет его арестовать.

Вот что говорит мать Ильгара, Ия Каджая:

- Я - мать незаконно заключённого Ильгара Мамед-задэ. В 2005 году он, находясь в Батуми, был задержан полицейскими, которые сами и подбросили ему в машину таблетки - амфетамин. Были свидетели этого всего, которые видели, как ему подбрасывают таблетки. У него были свои таблетки, он всегда их берёт с собой, так как он хронически болен: у него тяжёлое генетическое заболевание, из-за чего он страдает излишним весом. Плюс он кардиологический больной с гипертонией. Его арестовали, но, в связи с тяжёлыми заболеваниями, спустя несколько месяцев выпустили. Почти полтора года он был на свободе, пока мы не получили официальную бумагу от прокурора Батуми Гелы Махарадзе, где указывалось, что Ильгару необходимо явиться в суд и заплатить штраф в размере 20 тысяч грузинских лари (примерно 12 тысяч долларов). Адвокат, который защищал наши интересы, пытался договориться на сумму в 15 тысяч лари, которую мы могли бы осилить, на что нам сказали в прокуратуре, что вообще-то сумма штрафа составляет 50 тысяч. Якобы изначально, учитывая наше положение и болезнь Ильгара, нам пошли на уступки. Так что рассерженный прокурор прямо заявил: или платите 50 тысяч лари, или мы его сажаем. Мы вернулись домой и попытались принять какое-то решение. А тут его вдруг объявляют в розыск, задерживают и сажают. И вот уже скоро будет шесть лет как он сидит. На последнем суде я не выдержала и сказала прокурору: "Вы ведь сами прекрасно знаете, что не было этих амфетаминов, сам следователь, который занимался его делом, мне лично говорил, что да, не было у Ильгара никаких таблеток из запрещённой группы, но против прокуратуры не пойдёшь". Сегодня этот самый прокурор, Гела Махарадзе, сам арестован и отбывает свой срок за взятку в размере 18 тысяч долларов. А мы ему тогда отказались давать взятку. Он ведь и нам предлагал, да денег у нас не было таких.

- Чем вы объясняете задержание Ильгара? Кому понадобилось подбрасывать ему наркотики? Какая у него биография?

-Да обыкновенная у него биография. Окончил университет Дипломатических отношений в Грузии, потом продолжил образование в Ирландии и работал по специальности в сфере международных отношений. Никакого криминального прошлого, никаких тёмных пятен в его биографии нет.

- Есть ли у вас какие-нибудь предположения насчет истинной причины его задержания?

- Всё началось с этой выставки на Мейдане в честь президента США. По телевидению пошёл репортаж, где было указано о дорогостоящей коллекции Эльдара Мамед-задэ (ныне покойный отец Ильгара). И, откровенно говоря, мы ведь это сделали абсолютно бескорыстно, выставили самые лучшие экземпляры, которые потом от дождя пострадали. Эти грузинские килимы приносят люди, чтобы заложить, потом спустя какое-то время выкупают, если могут. А так как многие ковры испортились, нам от этого всего только убыток был. Так получилось, что Ильгар был на приёме, у него есть фото, где он запечатлён с двумя президентами - Михаилом Саакашвили и Джорджем Бушем. Потом эту фотографию ему из Белого дома отправляли, она была подписана Бушем. Он его ещё медалью наградил. Кому-то всё это не понравилось. Когда его задержали, мы в первую очередь в аппарат президента обращались, так как считали, что можем рассчитывать на их помощь, раз мы их просьбу тогда выполнили. Но никакого понимания не нашли. Патриарх Грузии обращался в суд, чтобы Ильгара по болезни отпустили, Бакинский шейх пытался помочь, мы собирали подписи у разных людей, которые могли поручиться за него, пытались доказать, что опасности, угрозы для государства он не представляет. Всё безрезультатно.

Читайте также: Американская мечта грузинских заключенных

Отвечает адвокат Ильгара Мамед-задэ:

- Как и когда вы узнали, что вашего подопечного избили в тюрьме?

- 15 сентября 2011 года ко мне пришла Ия Каджая и сказала, что её сын, который отбывает свой срок в 17 пенитенциарном учреждении Грузии, избит и нуждается в помощи. На следующий день в 10 часов утра мы поехали к нему, в Рустави. Когда ко мне вышел Ильгар, я заметил на его лице явные следы побоев: синяки, разбухший нос, разбитые губы. Я спросил, что произошло с ним, и он рассказал, как был избит начальником тюрьмы Лашой Брегвадзе совместно с 10-ю сотрудниками. Ильгар описал всё это на 4 страницах, подробно и детально. Мы оформили жалобу на имя народного защитника. Но в тюрьме нам не дали возможности зарегистрировать данное заявление. Потом его отобрали, и мы не могли его получить обратно, а меня задержали на 3 часа. В итоге мне все же удалось забрать заявление, и в тот же день я доставил его адресату. А 17-го Ильгар Мамед-задэ позвонил матери и попросил забрать заявление, ибо на него оказывают давление, требуют, чтобы он отказался от жалобы. После этого мы вновь обратились к народному защитнику, чтобы его представители навестили Ильгара в тюрьме, потому что только они обладают реальными полномочиями навещать заключённых в нерабочие дни.

Стоит отметить, что никакой другой неправительственной организации Грузии, даже Ассоциации адвокатов, не разрешается для ведения мониторинга состояния заключённых посещать пенитенциарные учреждения в нерабочее время.

С целью ускорить этот процесс состоялась акция. К ней подключились парламентское крыло с господином Дмитрием Лорткипанидзе, движение "Противостояние" с господином Лашой Чхартишвили и представители СМИ. Но Ильгар, даже встретившись и поговорив с представителем омбудсмена, настаивал на приостановлении рассмотрения жалобы ввиду того, что угрожают его семье.

Читайте по теме: Грузия - тюрьма для россиян

В связи с тем, что начальство тюрьмы пыталось заставить заключённых подписать заявление о том, что якобы Ильгар сам наносил себе увечья, в тюрьме состоялось столкновение между теми, кто подписал данное заявление, и теми, кого не удалось заставить это сделать. Столкновение переросло в бунт, заключённые по-своему поддерживали Ильгара. Как следствие данного бунта, около 300 заключённых были переведены в другие пенитенциарные учреждения Грузии. А в 17-ом участке отключили телефоны, радио, прекратили доставку почты, оставив заключённых в полном информационном вакууме.

- Скажите, на каком этапе сейчас находятся дела? Заключённый Мамед-задэ окончательно отказался от своего заявления?

-Нет, он решил идти до конца. Он дал показания против заместителя директора пенитенциарного департамента Гаги Мкурналидзе, директора 17-го учреждения пенитенциарного департамента Лаши Брегвадзе, его первого заместителя Автандила Кенкебашвили, его заместителя Давида Кухрашвили, оперативного дежурного инспектора Иосифа Аладашвили, инспектора отдела правового режима Бадри Панквелашвили, главного врача медицинского центра Зураба Апциаури и представителя народного защитника Грузии Отара Квачадзе.

Пока родственники и правозащитники пытаются помочь Ильгару разобраться с его тюремными злоключениями, причина, по которой он отбывает свой срок, так и остаётся тайной за семью печатями. Но вот недавно мать Ильгара заявила, что к ней приходили какие-то люди и предлагали добровольно сдать ключи от того самого объекта, где семья Мамед-задэ торгует коврами и килимами, после чего освобождение её сына станет возможным. Так что, может быть, "сладкую тюремную жизнь" Ильгару устроили именно из-за объекта, который кому-то приглянулся. Следует отметить, что магазин этот находится в очень престижном районе Тбилиси. Этот район уже почти полностью расчистили от других зданий.