События

Полосин: российские имамы в области богословия беспомощны

На днях в Москве и Грозном состоялось заседание "Исламская доктрина против радикализма", по итогам которой был принят документ, названный в СМИ "фетвой о мире". Некоторые российские эксперты сочли московско-грозненские совещания атакой салафитов. Насторожило обильное цитирование в тексте фетвы шейха Ибн Таймийи, любимого богослова Усамы бен Ладена, и активное присутствие имамов из Саудовской Аравии. О "фетве мира" и многом другом корреспондент GTimes беседовал с членом президиума конференции, директором научно-просветительского центра "Аль-Васатыйя" Али Вячеславом Полосиным.

- У российских исламоведов сложилось мнение, что в Москве и Грозном Совет муфтиев России решал за всех российских мусульман, как им жить, не спрашивая мнения других исламских организаций РФ. Так ли оно было на самом деле?

- Вы, наверное, упустили, что на конференции в Москве присутствовал муфтий Мухаммад Рахимов, делегат от Российской ассоциации исламского согласия (РАИС). Он был одним из первых докладчиков и почетным гостем мероприятия. На конференции выступило три российских муфтия. Первым был шейх Равиль Гайнутдин, вторым - муфтий Чечни Исмаил Бердыев, третьим - муфтий от РАИС. От Центрального духовного управления мусульман, юрисдикции Талгата Таджуддина, были муфтий Чувашии и Московской области Альбир Крганов, муфтий Мордовии Фагим Шафиев. Так что российское представительство было очень сильным и заметным.

- В тексте декларации подчеркивается авторитет шейха Ибн Таймийи, основоположника салафизма. Обильное цитирование Таймийи заставляет думать о принятом документе не лучшим образом.

- Цитирование Ибн Таймийи связано с адресностью Декларации: она обращена в первую очередь тем, кто любит на него ссылаться. Сам он жил почти тысячу лет назад, когда никакого салафизма и ваххабизма в помине не было. Он был одним из многих мусульманских ученых того времени, которые часто спорили между собой. Он критиковал и правителей, за что несколько раз попадал в тюрьму. Ибн Таймийя в ряде вопросов ошибался, и ученые это признают. Но того, что он все-таки был ученым, нигде в исламском мире не отрицают. На Ибн Таймийю любят опираться те, кто не имеет никакой другой опоры в исламском мире - радикальные салафиты, которые салафитами в подлинном смысле не являются. Они выдергивают из его трудов отдельные цитаты и строят на них искаженную картину ислама. К сожалению, представители классических мусульманских мазхабов не провели по этому поводу должной просветительской работы в мусульманской умме.

Читайте также Убийство Мехтиева за деньги ваххабитов

Организаторы нашей конференции хотели показать молодежи, что их псевдоджихадистским идеям сам Таймийя никогда не учил. Например, Ибн Таймийя учил, что джихад никогда не может быть целью, он - только средство. Цель может быть только позитивной, например, распространение знаний об исламе, нравственность, законопослушание. Джихад в переводе с арабского - усердие, и он может быть разным. Например, для журналиста, который хочет писать правду, нужен джихад пера. В ситуации, когда другая страна нападает на нашу страну, нужен джихад меча. Московская Декларация объясняет, что все ученые ислама, включая и Ибн Таймийю, учили миру, а не войне.

- Термин "аль-васатыйя" нередко употребляет шейх Юсуф Кардави, идеолог "арабской весны". Несколько раз этот шейх издавал фетвы против России. Имеет ли отношение этот шейх к обществу "Аль-Васатыйя"?

- Доктор Кардави действительно популяризировал этот термин, но изобрел его не он. Этот термин - коранический, означает в бытовом плане "центр" или "середину". В художественных и научных арабских текстах он означает "равновесие", или "баланс". Кардави сделал очень много пользы. Под флагом "Аль-Васатыйи" он беспощадно расправляется с салафитскими радикалами. Его неоценимый вклад отмечали многие дагестанские мусульмане. Шейх Кардави - египтянин, и у него свой взгляд на ситуацию в арабском мире. Во время событий на площади Тахрир он проводил там пятничный намаз. Кардави назвал христиан-коптов братьями и призвал египетских мусульман дружить с коптами. Юсуф Кардави никогда ничего не имел против России. Ряд его эмоциональных заявлений по России касался поддержки режима Башара Асада, и я надеюсь, что он вскоре скорректирует свою позицию. Во время гражданской войны, которая идет сейчас в Сирии, трудно сохранять объективность.

- Зарубежных делегаты в Москве и Грозном были в основном из стран Персидского залива. Некоторые наши исламоведы из-за этого окрестили мероприятие "салафитским собранием".

Традиционный для Кувейта ислам - суфийский. Доктор Маатук, бывший министр по делам юстиции и религий Кувейта - суфий. В самой Саудовской Аравии сейчас происходят существенные перемены. В КСА есть ряд центров "Аль-Васатыйи", которые учат умеренному исламу. Автором Московской Декларации является шейх Абдулла бин Байя. Он частый гость в США, где его принимает политическая элита и где он читает лекции по "Аль-Васатыйе". Шейх бин Байя - суфий. Поэтому когда говорят, что "в Москве и Грозном два дня заседали одни салафиты", то или серьезно ошибаются сами, то ли сознательно вводят в заблуждение других. Да и из других я что-то не припомню салафитов. Большинство - сторонники "Аль-Васатыйи", умеренности. Несколько египтян были салафитами, но раскаялись и стали последователями умеренности. И всех этих людей какие-то наши клеветники оболгали!

Владимир Путин в 2006 году сказал, выступая в Грозном: "Я хочу, чтобы российские мусульмане, будучи гражданами России, чувствовали себя частью мировой исламской уммы". То же самое он говорил ранее в Куала-Лумпуре, на открытии заседания организации "Исламская конференция". Вступление России в эту организацию было инициировано именно Владимиром Путиным. Шесть последующих лет исламская умма России в этом направлении бездействовала. Тогда нам пришлось взять инициативу в свои руки. Но изоляционисты, противники политики Путина, говорят, что "с российскими мусульманами разберутся сами, без помощи арабов". Как же они собираются разбираться, если за 22 года породили целое поколение радикалов? Сын одного из муфтиев ЦДУМ, получивший хорошее богословское образование, получил место имам-хатыба одной из мечетей. В этой мечети он стал учить людей ваххабизму, потом посчитал это недостаточным, бросил семью и уехал в Дагестан. В Дагестане этот имам-хатыб стал идеологом вооруженной группировки. Этот случай - признак болезни нашего общества. Чтобы побороть болезнь, нужны контакты с мировым исламом, с его лучшей частью, которая и была у нас в гостях.

Читайте также Чеченский ислам:поход на Россию отменяется

Многие наши традиционные имамы и муфтии выглядят в области богословия беспомощно. В интернете есть масса салафитских сайтов на русском языке, которые активно вещают о российских делах, например, о терактах в московском метро или аэропорту "Домодедово". Саудовский или египетский бедуин на таком сайте выносит свою фетву: это не очень хороший теракт, потому что было убито несколько мусульман. Если бы не это, то теракты были бы хорошими. А где ответы наших муфтиев на такие "фетвы"? Я считаю, что те наши религиозные деятели, которые пытаются набросить на суфиев ярлык салафизма, на самом деле боятся давать ответы на острые вопросы, потому что их оппоненты могут обличить их в элементарном незнании Корана и Сунны.

- А послушают ли экстремисты ученых мужей из "Аль-Васатыйи"?

- Отмороженные бандиты никого не послушают. В 2002 году был захват заложников в театре на Дубровке. По этому поводу в эфире российского телевидения выступил гостивший в Москве глава Всемирной исламской лиги шейх Абдулла аль-Турки, прямой потомок Мухаммеда ибн Абдулваххаба. Он гневно осудил бандитов, которые захватили заложников, призвал их немедленно отпустить людей. Бандиты его не послушались. Это показатель: если для экстремистов уже потомок самого основателя ваххабизма не авторитет, то кто для них авторитет, и следует ли вообще их считать мусульманами? Но наша деятельность и наша Декларация обращены не к отморозкам, а к большинству мусульман, особенно к молодежи, которая не определилась, за кем следовать. Вот им и нужно показать опасность радикальных учений и сект, и от этого напрямую зависит будущее ислама и мусульман, а значит, и будущее России, в которой мусульмане - коренные жители, а Ислам - традиционная религия.