В ладу с собой

Свободная иранка носит хиджаб

Чем отпугивает европейца облик современной иранской женщины? Прежде всего, хиджабом. Хиджаб для европейского сознания — это агрессивный мусульманский мир, не принимающий прогресса. В секулярном западном обществе, к которому относится и Россия, иранок привыкли воспринимать именно через эту призму. Правозащитники всех стран стремятся избавить иранок от хиджабов. Большинство иранок этому отчаянно сопротивляется. Хиджаб для них — это и есть свобода.

Британский политический деятель Джекки Блэр всегда хотела узнать о том, какую играет иранская женщина в семье и в общественной жизни Исламской республики. С этой целью Блэр в 2011 году отправилась в Иран. Пробыв в Иране месяц, Блэр поняла, что в Европе и США об иранской женщине и об Иране, в частности, практически ничего не знают. "Сегодняшние иранские женщины весьма свободны и преуспевают в достижении своих целей", — сказала Блэр в интервью газете Independent.

Госпожа Блэр удивилась, когда узнала, что символом женской свободы для сегодняшней иранки является… хиджаб. "Я искренне признаюсь, что их исламский хиджаб придает им больше свободы в приобретении специальностей и в раскрытии своих способностей", — говорит госпожа Блэр и продолжает: "Кто более свободен: женщина, которая работает вне дома и появляется в общественных местах, без страха подвергнуться изнасилованию? Или женщина, которая вынуждена для привлечения внимания мужчин каждый раз создавать себе все более привлекательную внешность?"

Читайте также: Запретив хиджаб, можно получить джихад

Иранки признаются, что исламская теократия дала им больше свободы, чем прозападный режим династии Пехлеви. Придя к власти, шахи этой династии развернули в Иране настоящую войну против хиджабов. Указ шаха Резы Пехлеви от января 1935 года, запретивший иранкам покрывать голову и лицо, преподносил этот запрет как освобождение иранской женщины от вековых оков ислама. В своем подавляющем большинстве иранки восприняли инициативу шаха как наступление на их права. На этой почве среди народа росло сопротивление.

Кульминацией такого противостояния стали события в Мешхеде, произошедшие в конце 30-х годов. Множество верующих мусульман обоих полов собрались в знак протеста против политики шаха в городской мечети Гохар-шах. На всех женщинах были закрытые мусульманские платки. Мусульмане начали молиться. В этот момент в мечеть ворвались полицейские агенты шаха и устроили там массовое избиение. Как свидетельствовали очевидцы, множество мусульман нашли в Гохар-шах мученическую кончину. Но мешхедская бойня не привела шахский режим к желаемому результату. В течение всех последующих лет иранки как могли сохраняли свое право на хиджаб как на знак своих религиозных и личных свобод.

Власти в ответ пускали в ход весь арсенал средств, вплоть до застенков САВАКа — шахской тайной полиции, созданной при помощи США. Одним из самых известных застенков стала тегеранская тюрьма Эвин. На Западе ее преподносили как исправительное учреждение, где соблюдаются права человека. Выжившие узники и узницы потом рассказали об этой "демократичной" тюрьме следующее: во время допросов следователи обливали заключенных литрами крутого кипятка, пытали током. Особенно строптивым делали сильные надрезы на теле или жгли паяльными лампами. Все это служило одной цели — интенсивной переделке Ирана по западному образцу.

Что касается положения женщин в шахском Иране, то его четко охарактеризовал аятолла Хомейни: "шах считал женщину куклой". Куклу можно спокойно облить кипятком или разрезать на куски. Она ничего не почувствует. Госпожа Фариба Эскандари, иранский историк, в одной из своих работ резюмировала: "До исламской революции марионеточный режим шаха старался внедрять в иранском обществе эталон западной женщины. Это внедрялось ценой уничтожения нравственности и чести иранских женщин. Поэтому нашу революцию следует назвать революцией ценностей". Не стоит удивляться тому, что в событиях революции 1979 года активно принимали участие мусульманские женщины. Во время антишахских выступлений на них были хиджабы — символ их свободы.

Читайте также: Ближний Восток на военном положении

Вождь революции 1979 года аятолла Хомейни сказал о мусульманской женщине так: "Она — не просто человек, но великий человек". Как ни парадоксально, в Иране хиджаб служит для женщины залогом личного и профессионального роста. Достаточно консервативное иранское общество рассуждает так: если женщина носит хиджаб, то значит она заботится не о преходящем, а о вечном — о служении Аллаху, своей семье. Конечно же, о своей стране. Служение иранской женщины ценностям исламской революции заключается в личной профессиональной деятельности и в участии в общественной жизни.

В любом иранском учреждении, включая министерство, можно найти солидных дам в мусульманских головных платках. Многие из них работают советниками и даже заместителями министров. Неофициальным символом иранской женщины-политика считается сестра президента Парвин Ахмадинежад. Но в целом иранки предпочитают быть скорее "серыми кардиналами" мужчин-управленцев, чем первыми лицами. Как и любой "серый кардинал", они умело сосредотачивают в своих руках полноту власти. Иранская шиитская теократия родила парадоксальный феномен — исламский феминизм. Русская женщина Татьяна Ткач, вышедшая замуж за иранца, поделилась своими впечатлениями: "Мнение женщины в иранской семье главенствует. По признанию самих мужчин, нет такого иранца, который бы не боялся собственной жены". По свидетельствам Татьяны Ткач, дом и воспитание детей является у иранок главным делом, но отнюдь не единственным. "Женщины работают наравне с мужчинами". Немало иранок трудится на почве науки.

Читайте также: Иранская молодежь выучит русский

Женщина-профессор для иранского вуза — обычное явление. Если эта женщина — мусульманка, то она одета по всем исламским канонам. Ученые дамы ИРИ признаются, что хиджаб помогает им в работе.

Доктор Захра Моссадех — профессор химии, который проводит большую часть времени в лаборатории со своими студентами. Во время опытов ее голова покрыта хиджабом. Один раз журналисты спросили у доктора Моссадех, удобно ли ей работать в этом головном уборе. Профессор улыбнулась. "В своей рабочей среде я имею дело со многими мужчинами. Лично я пришла к тому выводу, что хиджаб не только не мешает работать, но и принесет женщине своего рода солидность и характер и увеличивает уважение к ней. Я считаю, что каждая женщина, прежде чем выбрать свой внешний хиджаб, должна достичь внутренней сознательности. Если она достигнет внутреннего совершенства, она будет делать всё сознательно и по собственной поле. Это находит отражение в ее поведении и внешности. В таком случае, ее внешний хиджаб полностью будет соответствовать ее внутреннему характеру", — сказала она журналистам.

Одна из российских мусульманок сказала о хиджабе так: "в нем уютно, как в домике". Для иранской женщины хиджаб — не только знак того, что она защищена от посторонних глаз, но и вызов. В Иране, благодаря развитой системе телекоммуникаций, с помощью телевизора и интернета видят, что наделали с Западом сексуальная революция и свобода нравов. Хиджаб, закрывающий лицо иранки — это протест против этой так называемой "свободы". В этом иранок поддерживают многие женщины из Европы. Британская писательница Энн Рут в свое время рассказала о своей мечте: "Если бы в Британии положение было бы таким же, как в мусульманских странах, где женщины живут в полном спокойствии под сенью целомудрия и чести". В общем, нравственный облик Британии — тема другой статьи.