События

Оппозиционная "восьмерка" ушла в бесконечность

Бесполезные игры ″умеренной″ грузинской оппозиции с властями продолжаются. Представители восьми партий, которые уже почти год настаивают на изменении избирательной среды республики, сделали руководству страны очередное предложение по этой теме. Однако говорить о каких-либо выборах в условиях, когда страна всё сильнее вязнет в трясине тоталитаризма, просто смешно.

Долгое ″бодание″ оппозиционной ″восьмерки″ и представителей правящей верхушки Грузии по поводу возможного реформирования избирательной сферы уже давно утомило всех, включая самих участников этого процесса. Видимо, зря в эту коалицию включилось именно восемь партий. В горизонтальном положении эта цифра превращается в знак ″бесконечность″ - и, судя по всему, как раз столько времени противники режима Саакашвили будут вынуждены выпрашивать у властей права на диалог. Они уже неоднократно пытались с гордым видом покинуть стол переговоров, однако, понимая, что у них нет никаких серьезных инструментов для давления на руководство грузинского государства, делали очередное заявление о продолжении обсуждения реформы.

Так произошло и в этот раз. После продолжительного молчания оппоненты властей разродились очередным заявлением. В нем отмечается, что ″власти не желают взаимного компромисса и идти по пути соглашения″ и в то же самое время оппозиционеры отмечают ″особое значение″ активной позиции руководства страны ″в борьбе за достижение справедливых выборов″. И после опубликования этого обращения к деятельности оппозиционеров начинаешь относиться ещё более скептически.

Насколько же наивны представители ″восьмёрки″, если они до сих пор верят, что власти пойдут с ними на контакт? Кровавый разгон митинга ″Народного собрания″ в Тбилиси только убедил в том, что ни о каком переговорном процессе с оппозицией в президентском дворце и не думают. Сейчас Михаил Саакашвили готов общаться со своими внутренними противниками только с помощью силы. Тем самым, кстати, компенсируя свою абсолютную беспомощность на международной арене.

Попытки же так называемой ″умеренной″ оппозиции наладить какие-то отношения с официальным Тбилиси, скорее всего, связаны с элементарным желанием остаться в политике у лидеров партий, составивших ″восьмёрку″. Не секрет, что тот же Ираклий Аласания неоднократно призывал не пытаться свергнуть правящий режим силовыми методами. И им явно движет не желание предотвратить массовые столкновения, а элементарная боязнь остаться на обочине истории. Он уже упустил свой шанс возглавить народное восстание, и теперь у него остается единственная возможность удержаться в статусе значимой фигуры - попытаться пройти в парламент на следующих выборов. Точно такими же мотивами руководствуются и другие участникаи коалиции. Именно поэтому они постарались дистанцироваться от выступлений ″Народного собрания″, а неудачу Нино Бурджанадзе и её союзников объяснили принципиальной невозможностью свержения правящей верхушки в Грузии путем революции.

На самом деле Михаилу Саакашвили и его сторонникам вряд ли что-то угрожает в ближайшее время - не по причине отсутствия протестного заряда у населения. Куда трагичнее полная недееспособность его политических противников. Неважно, по каким правилам будет проводиться голосование и сколько процентов положено набрать тому или иному кандидату для победы. В нынешней Грузии она все равно достанется представителям правящей партии. И не только из-за бесконтрольного использования административного ресурса и полной подчиненности государственных СМИ интересам ″Единого национального движения″. Дело ещё и в том, что лидеры оппозиции абсолютно дискредитировали себя даже в глазах самых преданных соратников. Вечные склоки, разрушающие недолговечные союзы оппонентов Саакашвили, вызывают только раздражение. Которое усугубляется их полной неспособностью управлять, казалось бы уже восставшими для свержения диктатора массами.

Грузинской оппозиции требуется немедленное вливание свежей крови, иначе состояние комы, в котором она нынче пребывает, грозит и всей политической жизни страны. Вот только власти, понимая опасность появления альтернативных лидеров протестных движений, не замаранных участием в ″революции роз″ и прочих сомнительных вехах истории страны, всячески сопротивляется этому. Недаром в республике чинятся всяческие препоны созданию новых оппозиционных организаций, не допускается приезд влиятельных политиков и бизнесменов из-за рубежа. В Тбилиси понимают, что население страны готово сместить нынешнюю власть и всего лишь ждет человека, способного повести возмущенный народ за собой.