События

Оппозиция уходит в леса

Законопроект "О внесении изменений в закон "О собраниях и манифестациях" поступил в парламент. Депутатам, видимо, настолько надоело лицезреть под своими окнами толпы орущих людей, что они решили оградить себя от этого. Как только документ будет принят - а в том, что это произойдет, сомневаться не приходиться - люди с плакатами, пикетирующие вход в здание, окажутся вне закона.

Самое главное новшество, которое предлагают парламентарии, это ограничение на проведение акций у зданий органов государственной власти. Теперь, если оппозиционер подойдет ко входу в парламент ближе, чем на двадцать метров, его немедленно арестуют. То же самое с ним произойдет, если он окажется ближе оговоренного законом к зданиям судов, прокуратуры и полиции. Не советуем собираться также рядом с тюрьмами и военными частями. Ничего не выйдет у устроителей митинга, если они решат организовать встречу на какой-нибудь железнодорожной станции, или, не дай Бог, у аэропорта. Окажутся ко входу ближе, чем на двадцать метров - их ждет суд и тюрьма.

Оппозиционная "восьмерка" ушла в бесконечность

Понятно, почему парламент разработал это ограничение. Депутатам очень хочется приходить на работу и уходить с нее не через черный ход. Однако реальность такова, что перед парадным входом почти всегда находится толпа возмущенных людей. Как правило, народные избранники попадают на работу не без проблем. Их могут оскорбить или обидеть. Депутаты ведь тоже люди - агрессивно настроенные массы портят им настроение на весь день. Когда законопроект примут, проблема решится сама собой. Недобрая толпа будет хоть и не совсем далеко, но хотя бы не у входа. Короче говоря, у власть имущих теперь есть свой коридор для того, чтобы покинуть здание во время акции протеста.

Есть в Грузии такая народная забава - сидеть на рельсах. Недовольна чем-либо группа граждан - садится на железнодорожное полотно, и все, вся страна знает об их требованиях. Железная дорога в условиях Грузии - объект сверхстратегический, поэтому, блокировав движение, можно многого добиться. В былые времена оппозиционеры, в том числе и те, которые ныне сидят в парламенте и принимают законы, ограничивающие свободу собраний, многократно успешно пользовались этим способом быть услышанными. Были даже особые специалисты, которые знали, как правильно перекрыть дорогу. Например, блокировать железнодорожную колею нужно тогда, когда по ней едет электричка или пассажирский состав. Если же едет товарняк, то лучше разбежаться, пока не поздно - состав остановить точно не удастся. В свое время машинистов сильно напрягали бастующие на путях граждане. У них были особые способы борьбы с этим "злом". Сильно разгоняясь, они создавали опасную для жизни митингующих ситуацию. Однако жертв не было. Оппозиционеры, завидев мчащийся на всей скорости состав, немедленно принимали решение провести акцию протеста после того, как проедет поезд. Теперь законопроект в принципе запрещает проведение массовых акций на железной дороге.

Мишико сдает народ на пушечное мясо

То же самое касается и автомобильных трасс. В этом случае, правда, законодательство чуть более либерально. Перекрывать движение запрещено, однако в исключительных случаях, когда толпа протестующих слишком велика, власти могут пойти на уступки и дать возможность провести акцию протеста на дороге, но, разумеется, без помех для движения. Как провести пикет и при этом не помешать транспорту, в новом документе не уточняется.

Это, кстати, очень важный пункт законопроекта. По сути, он выводит за рамки правового поля манифестации у парламента Грузии, где традиционно принято проводить акции протеста. Смотрите, 20 метров от здания - "красная зона", куда не имеет права ступать нога манифестанта. А дальше дорога, центральная в Тбилиси, где априори запрещено проводить митинги. Таким образом, у жаждущих выступать перед парламентом остается только территория с другой стороны проспекта Руставели, а это уже не "перед парламентом".

В общем, не повторится больше ночь на 26 мая. А если и повториться, то ненадолго. Полиция скоро получит юридический инструмент для немедленного разгона протестующих.

Законопроект примечателен тем, что власть получает в свои руки тысячи возможностей запретить акцию, под любым предлогом. В тексте есть поправка, пользуясь которой мэрия запросто может лишить организаторов митинга возможности устроить его где бы то ни было.

Законопроектом устанавливается, что "соответствующий орган обязуется соблюдать баланс между свободой собрания и правами тех лиц, которые живут, работают, торгуют и имеют бизнес в тех местах, где проходит собрание". Проще говоря, вы решили пройтись с маршем по одной из центральных улиц Тбилиси. А мэрия вам ответила, что в окрестных домах много маленьких детей, которых напугает оппозиционный шум. И все, акция не удалась. А еще мэрия может сказать, что в округе много магазинов, которым манифестанты помешают работать, и т. д.

Оппозиция в поисках нового лидера

Мэрия Тбилиси, конечно, будет до конца блюсти нормы демократии. И в связи с тем, что в центре вам нет места, потому что вы мешаете детям спать, а магазинам торговать, вам предоставят альтернативную площадку для проведения манифестации там, где нет малышей и торговли, то есть, судя по всему, на опушке леса.

И представим себе - чисто теоретически - что вам все же удалось пройти через все эти запреты и устроить таки акцию протеста в центре города. Чего у вас не должно быть в карманах? Вы не имеете права приходить на манифестацию с огнестрельным и холодным оружием, взрывчатыми, легковоспламеняющимися, слезоточивыми, радиоактивными, нейропаралитическими и ядовитыми веществами, алкогольными напитками или другими предметами или веществами, которые создают или могут создать опасность для других участников акции или навредить здоровью и жизни граждан. Удивило наличие в этом списке алкоголя. Теперь оппозиция не может даже слегка выпить за успех очередной акции протеста.

Закон, который собирается принять парламент, полностью развяжет руки властям. Теперь они, когда сочтут нужным, могут разогнать любую манифестацию. Сделать это очень просто. Достаточно, чтобы полиция усомнилась - а не пришли ли оппозиционеры на площадь не с пустыми руками? А может, у них все-таки есть алкоголь или хлопушка? Этого подозрения достаточно, чтобы разогнать "манифестацию и ее участников всеми дозволенными международным и грузинским законодательством мерами", - это цитата из текста законопроекта.

Одним словом, уличная политика в Грузии теперь запрещена. У оппозиционеров остается только один выход - идти в лес и шуметь там. Мужа Нино Бурджанадзе Бадри Бицадзе уже находили в лесу. Возможно, он подыскивал там площадку для новой акции протеста?